Иудаизм, евреи, мир

        (Рассказ, навеянный реальными и возможными в будущем событиями)

           Начало:

 

            Жаркое израильское солнце медленно поднималось по безоблачному голубому небосклону. Были ранние утренние часы. С моря дул легкий, чуть прохладный ветер. Террорист Хасан Абу Ала шел по улицам родного города Азы, напевая про себя одному ему знакомую с детства мелодию. Он возвращался домой выпить чашку кофе, довольный сознанием выполненного долга. Час назад Хасан пустил противотанковую ракету в израильский танк, вышедший с военной базы и стремительно скрылся, пока солдаты и вертолеты организовывали поиск. День занимался на востоке и предвещал быть хорошим.

            В это самое время Хасан увидел далеко на горизонте маленькую точку, которая быстро приближалась к городу. Хасан стремительно бросился бежать к своему 5-этажному дому, взлетел стрелой на третий этаж, вбежал в квартиру, схватил первую попавшуюся в руки газету и опустился в углу комнаты на диван, раскрыв газету.

            В это самое время по проселочной дороге возле Азы на тележке, запряженной осликом, ехал террорист Махмуд Аль Касам, напевая про себя одному ему знакомую с детства мелодию. Он возвращался домой в деревню выпить чашку кофе, довольный сознанием выполненного долга. Полчаса назад он подорвал мину под БТРом, который перевозил израильских детей из поселка в школу, и стремительно скрылся, пока солдаты и вертолеты организовывали поиск. Сейчас он думал о том, как с чашкой кофе он сядет в любимое кресло и закурит кальян, который принесет ему его младший сын.

            В это самое время пилот израильских ВВС Биби Гольдшмит пристально вглядывался в знакомые очертания стремительно приближающегося города, напевая про себя одному ему известную  с детства мелодию. Вот уже стали различимы очертания домов, а вот, наконец, и он, пятиэтажный дом террориста Хасана. Биби нажал гашетку и ракета, сорвавшись из под крыла самолета, стремительно понеслась к цели. Биби сделал чуть заметное движение влево, и в прицеле самолета, показалась дорога, по которой ехала тележка, запряженная осликом. Биби еще раз нажал на гашетку, и еще одна ракета так же стремительно понеслась к цели. Биби взял штурвал на себя и, довольный сознанием выполненного долга, повел самолет в сторону моря, в безоблачную даль тихого голубого неба.

            В это самое время первая ракета, как нож в масло вошла в окно третьего этажа 5-этажного дома Хасана, стремительно подлетела к дивану, и… раздался взрыв. В доме никто не пострадал. Но напуганные взрывом террористы: женщины, дети и родственники Хасана бросились на улицу. Затем они вернулись в дом и, поднявшись на третий этаж, не обнаружили в квартире дивана. На его месте зияла небольшая воронка в полу, а рядом с ней лежал типографски отпечатанный листок с эмблемой Армии Израиля. В нем на арабском и на иврите было написано: «Так будет с каждым палестинским террористом. От возмездия Армии Израиля скрыться невозможно».

            В это самое время, когда первая ракета сорвалась из-под крыла самолета, террорист Махмуд услышал знакомый нарастающий шум за своей спиной. Повернувшись, он увидел приближающийся самолет израильских ВВС. Соскочив с тележки, Махмуд бросился бежать к придорожным кустам, но было уже поздно. Раздался взрыв. Ослик и тележка не пострадали. Террористы, жители соседней деревни, услышавшие взрыв и прибежавшие на место взрыва, увидели печально стоявшего ослика, запряженного в тележку. А на обочине дороги зияла небольшая воронка, рядом с которой, лежал типографски отпечатанный листок с эмблемой Армии Израиля. В нем на арабском и на иврите было написано: «Так будет с каждым палестинским террористом. От возмездия Армии Израиля скрыться невозможно». Ослик, запряженный в тележку, поднял голову к голубому безоблачному небу и сиротливо закричал: «И-и-и-и-я, и-и-и-я, и-и-и-я». Видимо он тоже хотел на небеса вслед за своим хозяином.

            В это самое время на холме на берегу моря сидел террорист Салам Абу Кабира с ракетной установкой на плече для поражения низколетящих целей, напевая про себя одному ему знакомую с детства мелодию, и сквозь прицел зорко вглядывался в приближающийся самолет израильских ВВС, который вел Биби. В это самое время из-за ближайших холмов вынырнул вертолет израильских ВВС, и от него отделилась маленькая точка, стремительно приближавшаяся в Саламу. Но он уже ничего не видел и не слышал, так как самолет находился в зоне возможного поражения и Салам уже нажал на гашетку…

            В это самое время среди нагромождения прибрежных камней показалась труба еще одной установки для поражения низколетящих целей. Она стремительно поворачивалась в сторону приближающегося вертолета…

            В это самое время Беня Брум, стрелок катера береговой охраны, стремительно проносящегося на траверсе Азы, взял на прицел береговые камни, где поблескивала труба ракетной установки.

            В это самое время террорист Абур Аса, напевая по себя одному ему известную с детства мелодию, зорко всматривался сквозь прицел, лежавшей у него на плече ракетной установки, в приближающийся самолет израильской авиакомпании, идущий на посадку в аэропорту Парижа…

            В это самое время в Ливане в пригороде Бейрута Моти Ярон, командир роты десантников, при поддержке танков и вертолетов брал в кольцо поселок, где находился дом террориста Абур Асы…

            В это самое время террорист Махмуд Мусса в подвале одного из полуразрушенных домой Азы заканчивал предстартовую проверку тактической ракеты средней дальности действия с ядерной боеголовкой, нацеленной на промышленную зону Большого Тель-Авива.

            В это самое время система противоракетной обороны Израиля была приведена в состояние повышенной боевой готовности в связи с поступившим  сообщением о возможной ракетно-ядерной атаке на страну. И ракеты Израиля с ядерными зарядами, нацеленные на соответствующие объекты соседей были приведены в боевую готовность.

            В это самое время стратегические ракетные системы двух супердержав были приведены в состояние повышенной боевой готовности, и оба президента по телефону пытались разрешить создавшийся кризис до начала термоядерной войны.

            В это самое время Иван Васильевич Рабинович, напевая по себя, одному ему известную с детства мелодию, оторвался от компьютера, повел затекшими от длительного сидения плечами, помассировал бедра и ноги и, подумав по себя: «Надо бы отдохнуть», неторопясь прошел в библиотеку и опустился в мягкое кресло возле камина. В доме было тихо и прохладно. Из-за зашторенных окон откуда-то с юга страны чуть слышно доносился привычный гул военных самолетов. В Герцлии было всё спокойно. «Надо бы почитать что-нибудь актуальное» – подумал Иван Васильевич и протянул руку к книжной полке. Он раскрыл книгу и с удовольствием погрузился в чтение. На корешке книги было написано «Война и Мир» Л. Толстой.

            Жаркое израильское солнце медленно поднималось по безоблачному голубому небосклону, освещая Храмовую Гору Иерусалима и сверкающую на ней золотым куполом мечеть, освещая могилы праотцев в Хевроне и могилу Йосефа и его сыновей в Шхеме. Оно освещало древнюю землю, пережившую многое и многих и ждущую естественного завершения истории человечества, как сказано у Пророка Иешаяу: «И будет, в последствии дней утвердится гора дома Господа как вершина всех гор, и возвысится над холмами, и устремятся к ней все народы… и перекуют они мечи свои на орала и копья свои на садовые ножницы, и не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать».

                                                                                                                                                                                                                                                              2003 г.

 

                Конец:

         Пассажирский самолёт израильской авиакомпании, поражённый ракетой Абур Асы, упал, не дотянув двух километров до взлётной полосы. Пожарные машины уже приближались к нему, когда раздался взрыв и самолёт превратился в огненный факел.

         Моти Ярон получил приказ быстро закончить операцию и возвращаться на базу. В считанные минуты на месте посёлка, где находился дом Абур Асы, остались груды горящих развалин. Транспортные и боевые вертолёты при поддержке истребителей покидали пригороды Бейрута, возвращаясь в Израиль.

         Самолёт Биби Гольдшмита, оставляя за собой дымный след, медленно по дуге падал в море. В последние мгновения жизни Биби успел собраться и катапультироваться. Его безжизненное тело, повисшее на стропах парашюта, опускалось в море. В трёх километрах от берега горели останки сбитого вертолёта израильских ВВС.

         Местные жители с криками радости, песнями и танцами высыпали на берег моря и на крыши близлежащих домов.

         Катер береговой охраны делал разворот и приближался к тому месту, куда падало на парашюте тело Биби. С катера раздался залп из всех орудий. Берег и близлежащие дома подняло в воздух и заволокло дымом. Залпы методично следовали один за другим, превращая прибрежную зону во вспаханное поле. С востока, со стороны пустыни Негев, приближалось звено истребителей.

         В это самое время с юга, из поселения Хан Юнес, и с севера, из Азы, десятки модернизированных ракет «Кассам» устремились к близлежащим городам Израиля. Одновременно с этим десятки ракет «Кассам» пошли из палестинских городов Самарии, Иудеи и иорданской долины на города Израиля.

         В Израиле была объявлена тревога, и население призвали укрыться в бомбоубежищах. Люди спешили в домовые бомбоубежища, находящиеся в подвальных и полуподвальных помещениях, и в комнаты безопасности, что строились повсеместно в каждой квартире последние двадцать лет. Артиллерия заработала против Хан Юнеса и Азы. Истребители уже начали перепахивать Хан Юнес и приближались к Азе, когда Махмуд Мусса закончил проверку ракеты с ядерной головкой и она, сорвавшись со стартового стола, пошла в направлении Тель-Авива.

         В это самое время сотни «Катюш» и крылатых ракет ближнего действия стартовали из Ливана и Сирии в направлении Израиля. В районе Тель-Авива раздался первый ядерный взрыв.

         Процесс пошёл.

         Израиль пустил ракеты с ядерными зарядами  в направлении Ливана и Сирии и с термоядерными в направлении Ирана.

         Иранские крылатые ракеты морского базирования с ядерными зарядами стартовали в направлении Израиля, Америки и Британии.

         Президенты двух супердержав так и не успели договориться, когда несколько крылатых ракет Ирана прорвались на территорию Америки, произведя ядерные взрывы. К этому времени выяснилось, что крылатые ракеты Ирана, Сирии и Ливана изготовлены по российской технологии. Американские стратегические ракеты были задействованы против Ирана и России. Подводные лодки обеих супердержав, находящиеся на боевом дежурстве, произвели залпы по соответствующим объектам на обоих континентах.

 

Мезузу в авторском исполннии

можно заказать на почте сайта