Иудаизм, евреи, мир

Видео 46.3 

Тора. Жизнь Авраама

(Исследование текста Пятикнижия, перевод на русский язык, комментарии к тексту. Кн.1 23.1 – 25.18) 

Предыдущая глава Торы о жизни Авруума закончилась тем, что он, получил сообщение о смерти своего отца Тераха, жившего в Хуруне, именуемом также Падан Арум. И Авруум отправился на похороны всего отца. Причём Аврууму в этот момент было уже 135 лет, а его жене Суру 125 лет. И также Авруум получил сообщение о семействе своего младшего брата Нухора. В полученном сообщении говорилось о том, что Бэсиайль, младший сын Нухора родил дочь Ривку, которая впоследствии стала женой Ицхука.

Итак, после смерти отца Авруума проходит два года. И тут умирает Суру, жена Авруума.

Далее по тексту:

23.1  И были … жизнь Суру: сто лет и двадцать лет и семь лет – годы жизни Суру.

С выражения "И были" в Торе начинается упоминание лет жизни только для шестерых человек: Удум – Первый Человек; Шайс – его третий сын, от которого произошли все перечисленные в Торе потомки вплоть до Ноаха; Ноах, спасшийся со своим семейством во время Потопа; Терах – отец Авруума; Суру – жена Авруума и Ицхук – его сын.

Так, например, сказано об Первом Человеке (Бр 5.5):

"И были все дни Удума, которые он прожил: девятьсот лет и тридцать лет. И он умер".

А вот, как сказано о годах жизни Тераха (Бр 11.32):

"И были дни Тераха пять лет и двести лет. И умер Терах в Хуруне".

Спрашивается, почему в нашем случае о Суру не написано так, как это принято обычно писать: "И были дни или годы жизни Суру … и т.д."?

И ещё, Почему вначале нашей фразы во множественном числе сказано "И были …", а затем в единственном числе сказано "жизнь Суру", после чего идёт перечисление её лет? Причём подобным образом в Торе не говорится ни о ком!???

А всё дело в том, что Суру, жена Авруума – это единственная женщина в Торе для которой перечислены годы её жизни. Поэтому здесь имеется определённое отличие при упоминании её возраста от упоминаний о возрасте мужчин.

Поэтому наша фраза как бы разделена на две части. Первое слово "И были …" во множественном числе, имеет продолжение в конце фразы "… годы жизни Суру". И тогда, как бы всё становится на своё место. А вторая, центральная часть фразы является как бы отдельной фразой: "… жизнь Суру: сто лет и двадцать лет и семь лет".

Спрашивается, почему же так сложно? Дело в том, что Мужчина и Женщина – это два совершенно разных существа. Мужчина может быть работоспособен и плодоносен, т.е. может рожать детей, до глубокой старости. Поэтому о годах его жизни в Торе говорится последовательно. 

Женщина плодоносна достаточно ограниченный срок своей жизни, т.е. то время, когда она способна рожать детей. Сегодня этот возраст у женщины составляет 50 – 55 лет. А после этого возраста она как бы мертва, как женщина, поскольку не способна рожать детей. И также сказала Рухайль, любимая жена Якова, у которой не было детей (Бр 30.1, 2):

"1. И увидела Рухайль, что она не родила Якову, и позавидовала Рухайль своей сестре. И сказала она Якову: Дай мне детей! А если нет, то я мертва. 2. И воспылал гнев Якова на Рухайль, и сказал он: Неужели я вместо Б-га, который отрешил от тебя плод чрева?"

А отсюда мы видим, что женщина приходит в этот мир для того, чтобы рожать детей. И это означает, что она осуществляет практическую реализацию самой первой Заповеди Творца "Плодиться и Умножаться", как сказал Он первому Мужчине и Женщине (Бр 1.28): "И благословил их Б-г и сказал им Б-г: Плодитесь и умножайтесь, и наполняйте землю, и покоряйте её".

Поэтому в упоминании возраста женщины нет особого почёта, т.к. жизнь её ограничена только годами рождения детей. А у Сурай , жены Авруума, были проблемы с деторождением. И родила она исключительно благодаря вмешательству Творца, сотворившему чудо и давшему ей возможность родить сына в старости. Поэтому только в отношении Сурай сказано в Торе (Бр 21.1,2):

"1. И помянул Г-сподь Суру, как сказал, и сделал Г-сподь для Суру, как говорил. 2. И Суру забеременела и родила Аврууму сына в его старости, к сроку, о котором говорил Б-г".

На иврите на месте слова "помянул" стоит глагол Пукад, который означает: Назначать, Брать на учёт, Распоряжаться. Т.о. Творец "назначил" одну единственную женщину в Торе, Суру, жену Аруума, быть Праматерью Народа Творца, Народа Исруайля. Точно так же, как Творец назначил Авруума быть Праотцом Своего Народа.

Далее приводятся годы жизни Суру: "сто лет и двадцать лет и семь лет". Это исключительный порядок упоминания лет жизни, начиная с сотен лет, десятков лет и единиц лет жизни. Обычно в Торе приводится обратный порядок упоминания лет жизни, начиная с единиц лет, затем десятков и в конце сотен лет

И только для шести человек в Торе установлен подобный, особый порядок упоминания лет жизни. Это: Удум, Ноах, Суру, Авруум, Ишмуайль и Ицхук.

Почему именно эти имена? Удум – он был Первым Человеком в этом мире. Ноах – он был Праотцом всех ныне живущих на земле после Потопа. Суру – она явилась Праматерью еврейского народа, Народа Творца. Авруум – он Первым принёс в этот мир Веру Творца. Ишмуайль, первенец Авруума от египетской рабыни Угурь – он стал праотцом Религии Ислам. Ицхук, второй сын Авруума от его жены Суру – он стал праотцом религий Иудаизм и Христианство.

В конце нашей фразы сказано "годы жизни Суру". Только для семи человек в Торе сказаны подобные слова. Это: Суру, Авруум, Ишмуайль, Яков, Леви – сын Якова; Кэус – сын Леви; Амрум – сын Кэуса и отец пророков Моше, Аарона и Мирюм.

Далее по тексту:

23.2 И умерла Суру в Кирьят Арба, он же Хеврон в земле Кенуана. И пришёл Авруум скорбеть о Суру и оплакивать её".

Почему в нашей фразе упомянуто место, где умерла Суру? А если это важно? И почему упомянуты оба имени этого места, а также и то, что оно находится в земле Кенуана?

В Торе многократно показано, что женщину хоронят в том месте, где она умерла. Так кормилица Ривки умерла в Байс Айле, и Яков захоронил ей там же. Рухайль, жена Якова, умерла по дороге в Эфрусу, и он похоронил её там же. Хотя от этого места до Хеврона, до семейной погребальной пещеры было не далеко, всего около 15 км.

Вот почему Тора говорит нам, что Суру, жена Авруума умерла именно в Кирьят Арба, именуемом  также Хевроном. Почему это важно? Потому, что в конце предыдущей недельной главы сказано (Бр 22.19): "… и жил Авруум в Бэайр Шуву", а это земля пэлиштим. Причём, жил Авруум в этой земле довольно долго, как сказано несколько ранее (Бр 21.34): "И жил Авруум в земле пэлиштим многие дни".

Именно там у Авруума родился сын Ицхук. Именно туда приходил к Аврууму царь пэлиштим Авимелех, чтобы заключить с ни договор о дружбе. И именно оттуда Авруум пошёл в район Иерусалима, чтобы принести сына Ицхука во всесожжение по приказу Творца.

Однако народ пэлиштим не был упомянут в Договоре Творца с Аврумом на овладение землёй его потомками, как сказано (Бр 15.18-21):

"В этот день заключил Г-сподь с Аврумом Договор, говоря: Твоему потомству отдал Я эту землю от реки Мицраима до великой реки, реки Пэрус: кени, и кенизи, и кадмони, и хити, и перизи, и рефаим, и эмори, и кенаани, и гиргаши, и йевуси".

Все, упомянутые здесь народы,  это только потомки Кенуана. И хотя на Юге этой земли до реки Мицраима жили пэлиштим, тем не менее, в этом Договоре они не были упомянуты, как народ, подлежащий завоеванию. А, кроме того, Авруум впоследствии заключил с царём пэлиштим Договор о мире и дружбе.

Поэтому, когда у Суру пришло время умирать, то она и Авруум вернулись в Хеврон на землю Кенуана, где они прожили ранее достаточно длительный промежуток времени в дубраве Мамрай. Причём, многие годы они прожили вблизи пещеры и поля именуемых Махпела. Т.о. Авруум уже давно присмотрел место для семейного захоронения. И также сказано об этом далее (Бр 23.19):

"А после этого похоронил Авруум жену свою Суру в пещере поля Махпела, что пред Мамрай, он же Хеврон, на земле Кенуана". 

Откуда произошли оба названия этого места Кирьят Арба и Хеврон? Хеврон был очень древним поселением на земле Кенуана ещё со времён первого заселения земель во времена расселения народов, во времена Вавилонской Башни. Так о Хевроне, куда пришли разведчики земли, посланные Моше, сказано в Четвёртой Книге Пятикнижия (Бм 13.22):

"И поднялись они в Негеве, и дошел он до Хеврона, … А Хеврон построен семью годами раньше, чем Цоан в Мицраиме".

А Цоан в Мицраиме был царским городом, где жил фараон.

Т.о. Хеврон, где изначально поселился Авруум в земле Кенуана, был достаточно значимым городом. Однако его первоначальное имя нам неизвестно. Поскольку оба названия Кирьят Арба и Хеврон этот город получил благодаря Аврууму.

Название Кирьят Арба переводится на русский язык, как Город Четырёх. И в данном случае речь идёт о четырёх союзниках совместного оборонительного Договора, как было сказано ранее (Бр 14.13):

"И пришёл беглец и рассказал Авруму иври. А он обитал в дубраве Мамрай эмори, брата Эшкола и брата Унайра, а они союзники Аврума". 

Т.о. четверо союзников оборонительного Договора, Аврум, Мамрай, Эшкол и Унайр дали название этому месту – Город Четырёх. А название Хеврон происходит о ивритского корня Хевер, означающего Группа, Компания. Т.о. Хеврон – это место проживания Группы союзников Авруума.

В конце нашей фразы сказано: "И пришёл Авруум скорбеть о Суру и оплакивать её". В слове И Оплакивать – на иврите Вэливкосу, в середине слова буква Куф – маленькая. Т.о. она как бы делит это слова на две части: Вэлив и Косу, которые можно перевести, как И Сердце получило Удар. Т.е. смерть жены явилась очень большим ударом для Авруума. За два года до этого события умер его отец, а сейчас умерла жена. Поэтому сразу же за описание похорон Суру сказано об Аврууме (Бр 24.1):

"И Авруум стал стар, в летах преклонных. И  Г-сподь благословил Авруума во всем".

И это говорит о том, что после смерти своей жены Аврууум как бы почувствовал навалившуюся на него старость. И это послужило причиной, по которой он вскоре после похорон жены поторопился женить своего сына Ицхука.

Далее по тексту: 

23.3  И поднялся Авруум от лица умершей своей, и говорил он сынам Хайса так:

23.4  Пришелец и поселенец у вас я. Дайте мне во владение гробницу у вас, и я похороню мою умершую здесь (букв. перед моим лицом).

23.5  И отвечали сыны Хайса Аврууму, говоря ему: 

23.6 Послушай нас, господин наш! Князь Божий ты среди нас. В лучшей из наших гробниц похорони твою умершую, никто из нас не откажет тебе в своей гробнице для захоронения твоей умершей. 

После того, как закончились дни оплакивания умершей, Авруум обратился к руководителям местной общины со словами: "Пришелец и поселенец я у вас".  Т.е. Авруум сразу же говорит о том, что у него нет прав на получение гробницы для похорон своей жены, какие имеются у любого коренного жителя этих мест. Тем не менее, прожив многие годы в Хевроне, он всё же просит у руководителей местной общины: "Дайте мне во владение гробницу у вас".

Т.о. слова "гробницу во владение" означают то же, что и "участок земли или дом во владение", т.е. за определённую плату. Однако от участка земли или от недвижимости можно получить прибыль, и поэтому приобретение их происходит за определённую плату. Вместе с тем, от гробницы никакой прибыли получить нельзя. Поэтому у сынов Хайса и у Эфрона с самого начала возникает недопонимание. Почему Авруум просит гробницу во владение и настаивает на уплате денег за гробницу?  

И тогда руководители Хеврона предельно уважительно отвечают Аврууму: "Князь Божий ты среди нас". Ведь Авруум пользовался большим уважением среди жителей Хеврона и окружающих земель. Поскольку в своё время он победил четырёх сильных и непобедимых вавилонских царей. Затем он заключил мирный договор с царём пэлиштим, также достаточно воинственным народом. И, наконец, Авруум был очень богатым человеком и окружающие видели, что Творец помогает ему.

Поэтому руководители Хеврона предлагают Аврууму даром воспользоваться любой из гробниц, говоря: "В лучшей из наших гробниц захорони твою умершую" – проявляя тем самым дань уважения к нему и жест доброй воли.

Далее по тексту:

23.7  И поднялся Авруум и поклонился народу этой земли сынам Хайса. 

23.8  И говорил он с ними так: Если вам по душе захоронить мою умершую здесь (букв. перед моим лицом), то послушайте меня  и упросите для меня  Эфрона, сына Цохара. 

23.9  Чтобы он дал мне пещеру Махпайлу, которая у него, ту которая на краю его поля. За полную плату  пусть он отдаст ее мне среди вас, гробницу во владение. 

Все дальнейшие слова и действия Авруума объясняются следующими причинами.

Авруум знал, что в будущем эта земля перейдёт к его потомкам во владение, как говорил ему Творец во время заключения Договора "между частями животных" (Бр 15.18): 

"В этот день Г-сподь заключил с Аврумом Договор, говоря: Твоему потомству Я отдал эту землю от реки Мицраим до реки большой, реки Перус".

Однако, сейчас этой землёй владели кенанейские народы. Поэтому гробницу для захоронения своей жены, а также своих потомков, следовало получить не в качестве подарка, а в качестве приобретения, которое навечно останется нетронутым на все будущие времена. Поскольку потомки Аруума ещё не скоро придут на эту землю, как сказал Творец (Бр 15.16): "И четвёртое поколение возвратится сюда. Ибо до сих пор не полна вина Эмори".

Следовательно, сейчас надо было сделать всё возможное, чтобы память о приобретении гробницы для захоронения навсегда осталась у местных жителей. Поэтому Авруум каждый раз перед началом своих слов кланяется "народу этой земли".

Почему Авруум просил именно "пещеру Махпайлу … на краю … поля"?

Дело в том, что Авруум долгие годы жил вблизи этой пещеры и давно присмотрел её в качестве погребальной пещеры, тем более, что она была свободна от захоронений, которые в те времена обычно проводили в пещерах. 

Слово Махпайлу происходит от корня Куфаль – Удваивать. Поэтому само слово Махпайлу можно перевести, как Двойная.

О чём здесь идёт речь? Авруум просил продать ему не только саму пещеру, но и поле, которое перед ней. Поскольку пещера для захоронений, по сути дела, не продаётся, как объяснялось выше, ибо не может приносить дохода. А вот поле с плодовыми деревьями перед пещерой – это вполне конкретное приобретение, имеющее свою конкретную цену. Отсюда и произошло название пещеры "Двойная", которая шла в придачу к полю. Поэтому в дальнейшем  сам хозяин этого поля и пещеры говорит (11): 

"Поле даю тебе и пещеру, которая на нем, отдаю ее тебе".

А поскольку поле имело реальную цену, то и Авруум в дальнейшем отвечает Эфрону (13): "Я даю тебе: Серебро за поле возьми у меня, и я погребу там мою умершую". Поэтому и само это место получило название Махпайлу - Двойное, как сказано далее (17):  "И стало поле Эфрона, которое в  Махпайлу".

Т.о. Авруум понимал, что покупая за полную стоимость поле, которое перед пещерой, он тем самым становится полноправным хозяином пещеры навечно, как сказал он Эфрону:  "За полную плату  пусть он отдаст ее мне среди вас, гробницу во владение".

Далее по тексту:

23.10  А Эфрон сидел среди сынов Хайса. И отвечал Эфрон хитиец Аврууму в слух сынов Хайса при всех пришедших к воротам его города, так: 

23.11  Нет, мой господин, послушай меня! Поле даю тебе и пещеру, которая на нем, отдаю ее тебе, на глазах моего народа отдаю ее тебе. Погреби твою умершую. 

23.12  И поклонился Авруум пред народом этой земли. 

23.13  И говорил он Эфрону в слух народа этой земли так: Однако, если бы ты послушал меня! Я даю тебе: Серебро за поле возьми у меня, и я погребу там мою умершую. 

23.14  И отвечал Эфрон Аврууму, говоря ему: 

23.15  Господин мой, послушай меня! Земля стоимостью четыреста шекелей серебра, между мной и между тобой, что это! И умершую твою похорони. 

Эфрон был богатым и уважаемым человеком в городе, поскольку сидел среди подобных ему людей в воротах города, где обычно осуществлялись деловые сделки и судебные решения, как сказано: "А Эфрон сидел среди сынов Хайса". И об этом говорится также ниже (18): "Для Авруума, как приобретение в глазах сынов Хайса, среди всех пришедших к воротам его города".

Эфрон тоже понимал, что Аврууму нужна только пещера для гробницы, поэтому он был готов в знак уважения подарить ему поле, что перед пещерой, т.е. отдать поле, как бы, во временное пользование на длительный срок. При этом Эфрон, тем не менее, оставался бы хозяином поля. А дальнейшая судьба пещеры по прошествии многих лет его не интересовала вообще.

Однако подобный исход совершенно не устраивал Авруума. Ибо он понимал, что приобретая поле за его цену, он тем самым приобретает и пещеру на нём в вечное пользование, как часть купленного поля. Поэтому Авруум настойчиво пытался объснить Эфрону и всем пришедшим к воротам города, что он хочет именно купить поле за полную плату.

И когда до Эфрона наконец-то дошло то, чего добивается Авруум, то он назвал полную цену поля с фруктовыми деревьями, равную 400 шекелям.

Число 400, это численное значение последней буквы ивритского алфавита Тув (или Сув). Число 400 и буква Тув характеризуют физический и духовный финал в этом мире.

Например, слово Эмес, состоит из трёх букв Алеф, Мэм и Сов, и означает Истина, Действительность, т.е. состояние человека в течении жизни.

Если убрать из этого слова первую букву Алеф, характеризующую наличие Б-жественной Души в человеке, то из оставшихся двух букв образуется слово Майс – Мёртвый, т.е. тот, кого кладут в могилу.

А если убрать из слова Майс первую букву Мэм, то останется только буква Тув, численное значение 400, означающая Могилу, где остаются крупные кости человека и его Животная Душа. Т.о. буква Тув   и число  400 характеризует окончательный финал решения той или иной проблемы, в том числе, и жизни человека в этом мире.

Так Творец сказал Аврууму, что его потомков будут угнетать 400 лет (Бр 15.13):

"И сказал Он Авруму: Знай же, что пришельцами будет потомство твоё в земле чужой. И будут порабощать их и угнетать их четыреста лет".

И также Айсув, брат Якова, пойдя на встречу с ним взял  с собой 400 воинов (Бр 32.7, 8), как сказано:

"7. И возвратились посланцы к Якову, говоря:  Пришли мы к твоему брату, к Айсуву. И также он идет навстречу тебе, и четыреста мужей с ним. 8. И устрашился Яков очень, и тяжко стало ему. И разделил он народ, который с ним, и мелкий и крупный скот и верблюдов на два лагеря".

А вот, что сказано о царе Давиде в Книге Пророка Шэмиайля (22.2):

"И собрались к нему все угнетенные, и все теснимые заимодавцем, и все недовольные, и стал он их предводителем. И было с ним около четырехсот человек".

И также говорится в Первой Книге Царств о царе Исруайльского царства Ахуве (1 22.6):

"И собрал царь Исруайльский пророков (лжепророков), около четырехсот человек, и сказал им: Идти ли мне войною на Рамот Гиладский, или нет? И сказали они: Иди, Г-сподь предаст (его) в руки царя". 

И это было ложное пророчество.

Далее по тексту:

23.16  И услышал Авруум Эфрона, и отвесил Авруум Эфрону серебро, о чем тот говорил в слух сынов Хайса, четыреста шекелей серебра, что в ходу у торговцев. 

23.17  И стало поле Эфрона, которое в  Махпайлу, что перед Мамрай, поле и пещера, которая на нем, и всякое дерево, которое на поле, что во всех пределах его вокруг. 

23.18  Для Авруума, как приобретение в глазах сынов Хайса, среди всех пришедших к воротам его города. 

23.19  А потом похоронил Авруум жену свою Суру в пещере поля Махпела, что пред Мамрай, он же Хеврон, на земле Кенуана. 

23.20  И стало поле и пещера, которая на нем, Аврууму гробницей во владение от сынов Хайса.

Во второй фразе нашего отрывка, в переводе на русском языке сказано (17):   "И стало поле Эфрона …" Вместе с тем, на иврите вначале этой фразы написано Ваюкум:  Ва – это предлог И, а Юкум – это прошедшее время от глагола Вставать, Подниматься, Осуществляться. Т.о. если точно перевести это слово, то следует сказать: И встало, И поднялось, И осуществилось.

Причём применение данного глагола (Вставать, Подниматься, Осуществляться) для описания осуществления сделки вовсе не случайно. Этот глагол используется в Торе тогда, когда описываются принципиальные изменения в порядке, существовавшем ранее.

Так о начале конфликтной ситуации между Каином и Эвелем, в результате которой Каин убил брата, сказано (Бр 4.8): "… И было, когда они были в поле, и встал Каин на Эвеля, брата своего, и убил его".

И так же сказано о Лоте, когда в Сэдом пришли два ангела Творца, после чего произошли кардинальные изменения в жизни Лота, а Сэдом был разрушен (Бр 19.1): "И пришли два ангела вечером в Сэдом, а Лот сидел в воротах Сэдома. И увидел Лот, и поднялся им навстречу, и поклонился лицом до земли".

А о начале длительного периода тяжёлых испытаний, которые выпали на долю Сынов Исруайля в Мицраиме, сказано (Шм 1.8):  "И встал новый царь над Мицраимом, который не знал Йосайфа".

Итак, далее, во второй фразе нашего отрывка, сказано (17): " … поле Эфрона, которое в  Махпайлу, что перед Мамрай, поле и пещера, которая на нем, и всякое дерево, которое на поле, что во всех пределах его вокруг". И отсюда мы ещё раз видим, что название Махпайлу - Двойное относится не к пещере, как это иногда неверно трактуют, а ко всей местности, т.е. как сказано далее:  "поле и пещера, которая на нем". Причём с точки зрения предмета купли – продажи, здесь конкретно подчёркивается, что приобретаются плодовые деревья, которые имеются на этом поле. Ибо пещера для погребения не может являться предметом купли – продажи, как уже объяснялось выше.

И также в этой фразе ещё раз подчёркивается причина, по которой Авруум просил продать ему именно эту территорию, поскольку она находилась  "перед Мамрай". А Мамрай – это как раз то место, где поселился Авруум, когда пришёл в этот город, как сказано (Бр 13.18): "И двинулся Аврум, и пришёл, и поселился в дубраве Мамрай, что в Хевроне. И построил он там жертвенник Г-споду".  И это означает, что после того, как Авруум построил там жертвенник Г-споду, это место получило для него большую степень святости.

А в третьей фразе нашего отрывка (18): "Для Авруума, как приобретение в глазах сынов Хайса, среди всех пришедших к воротам его города" – подчёркивается, что важнейшей составляющей данной процедуры купли – продажи было наличие свидетелей – руководителей города и местных жителей. Поскольку для Авруума было крайне важным, чтобы эта процедура купли – продажи осталась в памяти поколений местных жителей на сотни лет, до тех времён, когда Сыны Исруайля придут и завоюют эту землю.

Причём в четвёртой фразе нашего отрывка (19) "А потом похоронил Авруум жену свою Суру в пещере поля Махпела, что пред Мамрай, он же Хеврон, на земле Кенуана" – указывается не только точное место положение пещеры, но и то, что она расположена именно на земле кенанейских народов, которую Творец обещал Аврууму отдать его потомкам. 

Далее по тексту:

24.1 И Авруум состарился, вошёл в лета. И Г-сподь благословил Авруума во всем.

В это время Аврууму было уже 140 лет. За пять лет до этого времени он похоронил своего отца, а за три года до этого времени он похоронил свою жену. Поэтому из-за всех этих испытаний, пришедших на него, он чувствовал себя состарившимся.

Выражение  "вошёл в лета" шесть раз встречается в Книгах Писания. И каждый раз оно говорит об окончании определённого этапа в жизни человека.  Так, сказано в Книге Иошиа (13.1):  

"Иошиа состарился, вошел в лета. И сказал ему Г-сподь: ты состарился, вошел в лета, а земли осталось еще очень много для овладения".

И ещё сказано об Иошиа в этой же Книге, перед тем, как дать благословение всему Исруайлю в Шхеме (23.1,2):

"И было, спустя много времени после того как Г-сподь успокоил Исруайль от всех врагов его со всех сторон, а Иошиа состарился, вошел в лета. (2) И призвал Иошиа весь Исруайль, старейшин его, и начальников его, и судей его, и смотрителей его и сказал им: состарился я, вошел в лета".

А вот, что сказано в Первой Книге Царств о царе Давиде перед тем, как он передал царство своему сыну Шеломо (1.1):

"И состарился царь Давид, вошел в лета. И покрывали его одеждами, но ему не становилось теплее".

Итак, возвращаясь к нашей фразе, выражение "вошел в лета" говорит о том, что у Авруума пришло время позаботиться о потомстве  своего сына Ицхука, которому он передавал своё духовное и материальное наследие. А это означало, что надо было подыскать Ицхуку жену. Причём подыскать жену из своего рода, из своих родных, живших в Арамейской земле, в Месопотамии.

В конце нашей фразы сказано: "И Г-сподь благословил Авруума во всем". Что имеется в виду под этими словами?

Прежде всего, здесь следует привести слова царя плиштим, который пришёл к Аврууму, чтобы заключить с ним договор о мире (Бр 21,22):

"И было в это время, и сказал Авимелех и Фихоль, предводитель его войска, Аврууму так: Б-г с тобой во всём, что ты делаешь".

Из этих слов следует, что окружающие Авруума народы видели его уважаемое положение, благосостояние и удачливость. И тоже самое сказали ему сыны Хайса в Хевроне, когда Аврууму потребовалась гробница для захоронения жены (Бр 23.6):

"Послушай нас, господин наш! Князь Б-га ты среди нас. В лучшей из наших гробниц захорони твою умершую …"

Т.о. благословление Творца выражалось в том, что Авруум был очень уважаем среди народов, где он жил. Он был очень богат, поскольку владел многочисленными стадами скота и многочисленными рабами. А кроме того у Авруума к этому времени было два сына: сорокалетний Ицхук от его жены Суру и пятидесяти трёхлетний Ишмуайль от египетской наложницы Угурь. Причём у Ишмуайля к этому времени уже было 12 сыновей, расселившихся на Востоке от кенанейской земли, начиная с Синайского полуострова и до Месопотамии, включая Аравийский полуостров.

Далее по тексту:

24.2  И сказал Авруум своему рабу, старшему в его доме, управляющему всем, что у него: Положи же твою руку под мое бедро! 

24.3  И я возьму с тебя клятву Г-сподом Б-гом небес и Б-гом земли, что ты не возьмешь жену для моего сына из дочерей народа Кенаани, среди которого я живу. 

24.4  Но на землю мою и на родину мою  ты пойдешь и возьмешь жену для моего сына, для Ицхука.  

Итак, Авруум намеревался послать своего старшего раба, управляющего в доме, взять жену для Ицхука. При этом он, прежде всего, хочет взять с него клятву, говоря: "Положи же твою руку под мое бедро!"

Спрашивается, почему раб должен положить руку под бедро хозяина? Ранее, когда сам Авруум давал клятву царю Сэдома, то он поднимал руку к небесам, как сказано (Бр 14.22,23):

22. "И сказал Аврум царю Сэдома: Поднимаю я свою руку к Г-споду Б-гу Всевышнему, хозяину неба и земли. 23. Если от нитки до шнурка обуви, и если я возьму из всего того, что принадлежит тебе. Чтобы ты не смог сказать: Я обогатил Аврума".

В чём же разница между клятвой Авруума царю Сэдома и клятвой раба Авруума своему хозяину? А разница довольно значительная, и заключается она в степени самостоятельности того, кто даёт клятву. Авруум, сам по себе, является самостоятельным человеком и поэтому полностью отвечает за свои клятвы. Раб Авруума не является самостоятельным человеком, а зависит от своего хозяина. Именно поэтому он не может самостоятельно поднять руку и поклясться в чём-либо, а обязан положить свою руку под бедро хозяина, сидящего перед ним.

И в аналогичной ситуации оказался Йосайф, когда Яков попросил дать ему клятву в отношении соблюдения порядка собственных похорон (Бр 47.29, 31):

29. "И приблизились дни Исруайля к смерти,и призвал он своего сына Йосайфа, и сказал он ему: Пожалуйста, если обрел я милость в твоих глазах,то положи свою руку  под мое бедро и окажи мне милость истинную: Пожалуйста, не хорони меня в Мицраиме! … 31.  И сказал он: Поклянись мне! И он поклялся ему. …".

Ну, а почему здесь Яков попросил от Йосайфа, чтобы тот положил свою руку под его бедро? Потому что Йосайф не был полностью самостоятельным по отношению к своему отцу, и приоритет отцовского мнения был для него обязательным. Поэтому требования отца к Йосайфу имели ту же степень ответственности и ту же степень свободы, как и требования хозяина к своему рабу.

Итак, Авруум говорит своему рабу: "И я возьму с тебя клятву Г-сподом Б-гом небес и Б-гом земли". Почему именно в такой форме Авруум упомянул Творца этого мира?

Потому что именно с констатации этого факта начинается Тора, как сказано в её первой фразе (Бр 1.1):

"Время сотворил Б-г: Небо и Землю".

Т.о. Небо и Земля олицетворяют тот мир, в котором живёт человек. А Творцом этого мира является Б-г или Судья на иврите, Судья Неба и Судья Земли. И аналогичным образом приветствовал Авруума Малки Цедек, царь Шулайма (Бр 14.19):

"И благословил он его и сказал: Благословен Аврум у Б-га Всевышнего, хозяина неба и земли".

Причём на иврите на месте слова "хозяин" стоит глагол Коне, означающий Покупать. Т.е., если следовать буквальному смыслу сказанного на иврите, то надо было бы перевести: "Купившему небо и землю".

Спрашивается, почему на иврите сказано именно так? Потому что создание Неба и Земли представляло собой определённую процедуру, которая в самом общем виде описана в начале Торы. А это значит, что мир возник не "по мановению волшебной палочки", а родился в результате последовательных действий Творца, описанных выше.

Ну, а для чего вообще нужны были все эти действия Творца, описанные в тексте на иврите, как работа Творца? Для чего Творцу надо было делать то, что называется "делать работу", как об этом сказано в конце Шестого Дня (Бр 1.31):

"И увидел Б-г всё, что сделал. И вот - очень хорошо. И был вечер, и было утро День Шестой".

Так вот, оказывается, нужно всё это было для того, чтобы установить День Седьмой – День Отдыха от "работы", как сказано (Бр 2.1, 2):

1. "И были завершены небо и земля и все их воинства. 2. И завершил Б-г в седьмой день Свой труд, который сделал. И отдыхал в седьмой день от всего труда Cвоего, который сделал".

И далее, именно соблюдение Седьмого Дня – Субботы, было положено в основу существования Народа Исруайля, Народа Творца. Ибо путём соблюдения Субботы после Шести рабочих дней Народ Творца каждый седьмой день недели подтверждает верховенство Творца в нашем мире.

Вот, куда привела нас попытка, понять смысл всего лишь одного выражения: "хозяин неба и земли".

И точно в такой же форме Авруум ранее поклялся царю Сэдома (Бр 14.22):

"Поднимаю я свою руку к Г-споду Б-гу Всевышнему, хозяину неба и земли".

Так почему Авруум потребовал от своего раба поклясться ему? В чём была проблема у Авруума? А проблема была в происхождении жены, необходимой для его сына Ицхука. И об этом Авруум говорит рабу далее: "ты не возьмешь жену для моего сына из дочерей народа Кенаани, среди которого я живу".

В чём здесь была проблема? А дело было в том, что к этому времени Авруум уже получил от Творца пророчество, что его потомкам будет отдана эта земля. А все кенанейские народы, живущие на ней, подлежали полному уничтожению, как было сказано Творцом ранее (Бр 15.15,16, 18 – 21):

15. "А ты придёшь к своим отцам с миром и будешь погребён в доброй старости. 16. И четвёртое поколение возвратится сюда. Ибо до сих пор не полна вина Эмори. … 18. В этот день Г-сподь заключил с Аврумом Договор, говоря: Твоему потомству Я отдал эту землю от реки Мицраим до реки большой, реки Перус. 19. Кайни и Кэнизи, и Кадмони,  20. И Хити, и Пэризи, и Рэфуим,  21. И Эмори, и Кэнани, и Гиргуши, и Йевиси".

Поэтому Авруум посылает своего раба в Месопотамию в дом своего отца, чтобы именно оттуда взять жену для Ицхука: "Но на землю мою и на родину мою ты пойдешь и возьмешь жену для моего сына, для Ицхука".

Причём с выбором невест, как мы видели ранее, особых проблем не было. Молодых девушек из родных Авруума там было достаточно. Поскольку у Нухора, брата Авруума было 8 сыновей от жены и 4 сына от наложницы, как сказано (Бр 22.20 – 24):

20."И было после этих событий, и сообщили Аврууму говоря: Вот также Милку родила сыновей твоему брату Нухору. 21. Первенец его Иц и брат его Биз, и Кэмиайль, отец Арума. 22. И Кесед, и Хазо, и Пильдуш, и Идлуф, и Бэтиайль. 23. И Бэтиайль родил Ривку. Этих восьмерых родила Милку Нухору, брату Авруума.  24. А наложница его по имени Рэиму, также она родила Теваха, и Гахама, и Тахаша, и Маху".

Далее по тексту:

24.5 И сказал ему раб: Быть может, не пожелает женщина идти со мной в эту землю. Вернуть ли мне твоего сына в страну, из которой ты вышел.

Здесь мы видим, что раб, понимая всю ответственность порученного дела, пытается уточнить ситуацию: "Допустим, что найдётся требуемая девица, будущая жена для Ицхука. Однако, может быть она не захочет покидать свою семью и свою родину, и идти в эту кенанейскую землю. Не следует ли в этом случае вернуть твоего сына Ицхука на твою родину, к твоим родным, чтобы он там жил со своей семьёй?"

Такая постановка вопроса вполне законна. И девице действительно значительно проще и легче жить вблизи дома своих родителей, что, как правило, и сегодня практикуется в религиозном еврейском обществе.

Далее по тексту:

24.6  И сказал ему Авруум: Берегись, чтобы ты не возвратил моего сына туда! 

24.7  Г-сподь Б-г небес, который взял меня из дома моего отца и с земли моего рождения, и который говорил мне, и который клялся мне так: Твоему потомству Я дам эту землю. Он пошлет Своего ангела пред тобою, и ты возьмешь оттуда жену для моего сына. 

24.8  А если не пожелает женщина идти за тобой, то ты будешь свободен от этой клятвы мне. Только сына моего не возвращай туда. 

24.9  И положил раб свою руку под бедро Авруума, своего господина, и поклялся ему в этом.

Из первой фразы нашего отрывка мы видим, что Авруум очень жёстко отреагировал на предложение своего раба, возвратить его сына Ицхука в Месопотамию к его родным: "Берегись, чтобы ты не возвратил моего сына туда!" И все последующие слова Авруума были направлены на подтверждение этой мысли: "Только сына моего не возвращай туда". 

Спрашивается, Почему?

Для объяснения этого имеются две причины.

Первая причина, это то, что Творец прямо указал Аврууму: Три поколения его потомков будут жить на этой земле, земле кенанейских народов. И только третье поколение покинет эту землю. А четвёртое поколение вернётся на эту землю, как сказано (Бр 15.13, 14, 16):

13. "И сказал Он Авруму: Знай же, что пришельцами будет потомство твоё в земле чужой. И будут порабощать их, и угнетать их четыреста лет. 14. И также народ, у которого они будут в порабощении, Я буду судить. А затем они выйдут с большим имуществом. … 16. И четвёртое поколение возвратится сюда. Ибо до сих пор не полна вина Эмори". 

Три поколения Авруума – это его сын Ицхук, его внук Яков, и его правнуки, 12 сыновей Якова. Все они жили в кенанейской земле. И только Яков по указанию Творца с сыновьями спустился в Мицраим, где они стали Народом Исруайля. Т.о. 12 колен Народа Исруайля – это и есть четвёртое поколение, которое через двести с небольшим лет возвратилось в землю кенанейских народов для её завоевания.

С другой стороны, можно увидеть, что из Мицраима выходило именно третье поколение потомков 70-и Душ, которые спустились с Яковом в Мицраим. Всё это, третье поколение, умерло в пустыне. И только четвёртое поколение потомков 70-и Душ приступило к завоеванию земли кенанейских народов.

Хецрон, сын Переца, сын Ииду спустился с Яковом в Египет в числе 70-и Душ. А в Книге Рут даётся перечень всех предков царя Дувида, который происходил от Переца (Рут 4.18-21):

"И вот родословная Переца: Перец породил Хецрона, Хецрон породил Рума, а Рум породил Аминудува. А Аминудув породил Нахшона, а Нахшон породил Салму. И Салму породил Боаза, а Боаз породил Овэйда. А Овэйд породил Йишая, и Йишай породил Дувида".

Итак, Хецрон спустился в Мицраим, где от него родились четыре поколения Рум, Аминудув, Нахшон и Салму. Причём Нахшон – третье поколение, выходил из Мицраима в качестве руководителя колена Ииду, как об этом говорится в Четвёртой Книге Пятикнижия (Бм 2.2):

"И стоящие станом спереди, к Востоку, знамя стана Ииду по их ополчениям. А предводитель сынов Ииду, Нахшон, сын Аминудува".

Следовательно, Нахшон – третье поколение, умер в течении 40 лет пребывания Сынов Исруайля в пустыне. А завоёвывать землю кенанейских народов уже пошёл его сын Салму – четвёртое поколение потомков 70-и Душ семьи Якова, спустившихся в Мицраим. Поэтому в нашем тексте сказано: "И четвёртое поколение возвратится сюда".

Вторая причина, по которой Авруум категорически отказался возвращать своего сына на свою родину, приведена во второй фразе нашего отрывка, в его словах своему рабу:

"Г-сподь Б-г небес, который взял меня из дома моего отца и с земли моего рождения …"

И это означает, что оставление дома отца и земли рождения является обязательным условием не только для самого Авруума, но и для его жены, и для жены его сына Ицхука, и для жён его внука Якова, что и произошло в реальной жизни.

И далее во второй фразе нашего отрывка Авруум придаёт своему рабу уверенность в том, что Творец не оставит его на этом пути и поможет ему:  "Он (Б-г) пошлет Своего ангела пред тобою, и ты возьмешь оттуда жену для моего сына". Т.е., казалось бы, всё однозначно, и успех предприятия заведомо определён, поскольку Сам Творец будет оказывать помощь рабу Авруума.

Спрашивается, на чём основывается такая уверенность Авруума? На клятве Творца Аврууму, о которой было сказано чуть выше: "который клялся мне так: Твоему потомству Я дам эту землю".

А из этого следует, что у Ицхука должно быть достойное потомство, которому Творец даст эту землю. Следовательно, у Ицхука должна быть достойная жена из рода отца Авруума.

Вместе с тем, в следующей фразе Авруум, казалось бы, противоречит сам себе, снимая со своего раба всю ответственность за неудачу предприятия: "А если не пожелает женщина идти за тобой, то ты будешь свободен от этой клятвы мне".

Что это? Неуверенность в клятве Творца? Или неуверенность в том, что Он поможет взять жену для Ицхука?

Ни то и ни другое! Главным во всей этой фразе являются слова о том, что "не пожелает женщина идти за тобой", т.е. женщина не пожелает идти за рабом! И это вполне вероятный исход дела.

Одно дело, когда сам отец, Авруум пришёл сватать своего сына, а другое дело, когда с этой миссией приходит его раб, человек изначально подневольный. И по этой причине вполне можно получить отказ. Поэтому Авруум в случае подобной ситуации заранее освобождает своего раба от ответственности за клятву.

И заканчивается данная фраза словами, сказанными выше: "Только сына моего не возвращай туда". Казалось бы, зачем нужно повторное напоминание об этом? Да и вообще, зачем нужен этот столь строгий запрет, если Авруум жив и здоров, и без его воли никто не может отослать его сына Ицхука куда-либо?

И здесь следует вернуться к первой фразе, с которой начинается вся история со сватовством Ицхука (24.1):

"И Авруум состарился, вошёл в лета".

Как уже было сказано выше, в это время Аврууму было 140 лет. За пять лет до этого времени он похоронил своего отца, а за три года до этого времени он похоронил свою жену. Из-за всех этих испытаний, пришедших на него, он чувствовал себя состарившимся. А в таком состоянии Авруум полагал, что и его кончина недалека. Поэтому, давая наказ своему рабу в отношении сына Ицхука, он принимал во внимание, что к тому времени, когда раб будет сватать Ицхука, сам Авруум может уже отойти в мир иной. А это означает, что запрет возвращать его сына в Месопотамию следует строго хранить и после его возможной смерти.

Далее по тексту:

24.10  И взял раб десять верблюдов из верблюдов своего господина и пошел. И все добро его господина в его руках. И поднялся он, и пошел в Арам Наараим, в город Нухора.

24.11  И опустил он верблюдов на колени вне города у колодца с водой, в вечернее время, в пору выхода черпальщиц воды.

В первой фразе нашего отрывка речь идёт о десяти верблюдах. Почему раб взял именно 10 единиц скота? И почему именно верблюдов?

Число 10 и буква Юуд, имеющая численное значение 10, являются базовыми и характеризует Законы Творца в Духовном и в Материальном мире. Кроме того число 10 свидетельствует об опеке со стороны Творца.

Так, например, сказано о подарках, которые Йосайф  послал из Мицраима своему отцу Якову в землю кенанейских народов (Бр 45.23):

23. "И отцу своему послал он такое: десять ослов, несущих от лучшего в Мицраиме, и десять ослиц, несущих зерно и хлеб, и пищу для его отца на дорогу". 

К этой же категории относятся Десять Ударов Творца по Мицраиму, после чего Паро отпустил евреев, и они вышли в Синайскую пустыню. И также Десять Речений Творца с горы Синай всему Народу Сынов Исруайля.

А в Четвёртой Книге Пятикнижия, когда Моше просил Творца простить народ из-за Греха разведчиков, Творец упомянул  о Десяти испытаниях, которыми гневили Его Сыны Исруайля, как сказано (Бм 14.19 – 23):

19. "Прости же грех этого народа по великой милости Твоей, и как Ты прощал этот народ от Мицраима и до сих пор.20. И сказал Г-сподь: Простил Я по слову твоему. 21. Однако, как жив Я и как полна славой Г-спода вся земля. 22. Так все эти люди, видевшие Мою славу и Мои знамения, которые Я совершил в Мицраиме и в пустыне, и испытывавшие Меня уже десять раз, и не слушавшие Моего голоса. 23. Не увидят они землю, о которой Я давал клятву их отцам, и все гневившие Меня не увидят ее".

Теперь несколько слов о верблюдах. Верблюд во времена Авруума был самой дорогостоящей скотиной и свидетельствовал о богатстве и достатке  своего владельца. Перечисление добра хозяина всегда начиналось с наиболее дешёвой скотины – мелкого скота, а заканчивалось наиболее ценным имуществом. Так в списке всего добра, которым Паро одарил Авруума, верблюды указаны на последнем месте, как самое дорогое из всего его имущества (Бр 12.16):

16. "И Авруму была оказана милость ради неё. И был у него мелкий и крупный скот, и ослы, и рабы, и рабыни, и ослицы, и верблюды".

А когда раб Авруума ниже будет говорить с матерью и братом Ривки о её сватовстве, то о достатке своего хозяина он скажет (Бр 24.35):

35. "И Г-сподь благословил моего господина премного, и стал он велик. И дал Он ему мелкий и крупный скот, и серебро и золото, и рабов и рабынь, и верблюдов и ослов".

И также сказано о Якове, во время его жизни у Лувуна в Месопотами (Бр 30.43):

43. "И разбогател этот человек очень сильно. И было у него множество мелкогоскота,и рабыни, и рабы, и верблюды, и ослы".

Далее в первой фразе нашего отрывка сказано о поклаже, что на десяти верблюдах: "И все добро его господина в его руках". Что здесь имеется в  виду? Об этом говорится ниже по тексту, после того, как успешно завершилось сватовство (Бр 24.53):

53. "И вынул раб серебряные вещи, и золотые вещи, и одежды, и дал он их Ривке,и подношения дал он ее брату и ее матери". 

В конце первой фразы нашего отрывка сообщается о месте, куда направился раб Авруума с десятью верблюдами: "И поднялся он, и пошел в Арам Наараим, в город Нухора".

Эта фраза начинается со слов "И поднялся он", т.е. раб Авруума. Спрашивается, а мог ли он пойти куда-либо, если бы не поднялся с места, где обитал Авруум? Конечно, нет!

Значит за словами "И поднялся он" скрыт иной смысл, говорящий вовсе не физическом явлении. Ибо здесь имеется в виду то, что раб Авруума пошёл с достаточным количеством людей для сопровождения верблюдов и груза. А люди нужны были, как для обслуживания верблюдов, так и для защиты груза от грабежа, который мог произойти в пути. Т.е. раб, старший в доме Авруума, вышел в путь не один, а во главе достаточно сильного вооружённого отряда, который должен был обеспечить безопасную доставку будущей жены Ицхука из Месопотамии в Кенуан. Именно в этом состоит смысл слов "И поднялся он".

Далее указывается место, куда отправился раб со своим отрядом: "и пошел в Арам Наараим, в город Нухора". Сочетание слов Арам Наараим означает следующее. Арам – это наименование территории на Севере Месопотами, где жили арамейцы, потомки Арума, сына Шайма, старшего сына Праведного Ноаха, как сказано (Бр 10.22):

22. "Сыновья Шайма: Айлум и Ашир, и Арпахшад, и Лид, и Арум".

А слово Наараим происходит от корня Наар – Река и означает множественное число, т.е. Реки. Или, если попытаться перевести это сочетание Арам Наараим на русский язык в более приемлемом виде, то получится следующее: Территория арамейских народов в Междуречье. Здесь речь идёт о двух больших реках Месопотами Перус и Хидекель на иврите, или Евфрат и Тигр на русском языке.

Эта же местность имеет и другое название Падун Арум. Так сказано о том месте, куда Ицхук отослал Якова (Бр 25.8):

5. "И отослал Ицхук Якова, и пошел он в Падан Арум к Лувуну, сыну Бэтиайля арами, брату Ривки,матери Якова и Айсува".

Слово Падун означает Равнина, а всё это сочетание Падун Арум можно перевести, как "Равнина в арамейской земле". И это та самая земля, куда в своё время пришёл Терах со своим семейством и поселился там. А уже откуда по указанию Творца Авруум ушёл в землю кенанейских народов.  И это – город Хурун, о котором в нашем отрывке сказано: "в город Нухора".

И также сказала Ривка, мать Якова, своему младшему сыну после того, как стало известно, что Айсув намеревается убить своего младшего брата (Бр 27.43):

43. "И теперь, сын мой, послушай голоса моего, и встань, беги ради себя к Лувуну, брату моему, в Хурун".

Последняя фраза нашего отрывка начинается с, казалось бы, несущественной информации:   "И опустил он верблюдов на колени вне города". Когда верблюды приходят на место стоянки, то они, естественно, опускаются на колени и ждут разгрузки поклажи или не опускаются на колени и ждут воды для питья. Здесь же, раб Авруума опустил верблюдов на колени, но не собирался их разгружать и не дал им питья!

Такое, довольно странное поведение раба Авруума объясняется тем, что он намеревался молиться Творцу в отношении поручения его хозяина. А в этом случае молитва доходит лучше, когда имеется как бы коллективная проблема, присовокупляемая к молитве. В данном случае речь идёт о жажде животных и людей, его сопровождавших.

И таким же образом в своё время поступил царь Нинвай, когда получил известие от Пророка Йону о надвигающемся наказании Творца  (Йону 3.7 - 10):

(7) "И повелел провозгласить и сказать в Нинвай от имени царя и вельмож его так: Чтобы ни люди, ни животные, ни крупный, ни мелкий скот не пробовали ничего, не ходили на пастбища и воды не пили. (8) И чтобы покрыты были вретищем люди и скот, и воззвали к Б-гу с силой, и чтобы отвратился каждый от злого пути своего и от насилия рук своих. (9) Кто знает, может быть, еще смилуется Б-г и отвратит ярость гнева Своего, и мы не погибнем! (10) И увидел Б-г дела их, что они отвратились от злого пути своего, и пожалел Б-г о бедствии, о котором сказал, что наведет на них, и не навел".

Т.о. этот подход, который в данном случае использовал раб Авруума, сработал, как здесь, так и там, в Нинвай через много столетий.

В продолжении этих слов о верблюдах сказано, что раб Авруума расположился  "у колодца с водой, в вечернее время, в пору выхода черпальщиц воды".

Несмотря на то, что Авруум послал раба к своему семейству, тот не пошёл в город, а остановился в пригороде у колодца. Почему?

Слово Колодец на иврите состоит из трёх букв Байс, Алеф и Райш, и читается, как Бэайр. И этот же корень может звучать как Байайр – глагол означающий Разъяснять или Толковать. Т.е. Колодец – это место, где Творец открывает глаза человека и объясняет ему многие проблемы.

Так, например, сказано об Угурь, рабыне Суру, которая бежала от своей госпожи, и встретил её ангел Творца у колодца в пустыне (Бр 16.6,7,13,14): 

6. "… И притесняла её Сурай, и она убежала от неё. 7. И встретил её ангел Г-спода у водного источника в пустыне, у источника по пути в Шир. … 13. И она провозгласила имя Г-спода, говорившего с ней: "Ты Б-г, явившийся мне". Ибо сказала: Неужели здесь я видела  (Г-спода и жива) после виденного мною. 14. Поэтому колодец получил название: "Колодец жизни, после виденного мною". Вот он между Кудайш и Буред". 

И также сказано об Угурь, которую Авруум по настоянию своей жены Суру, отослал в пустыню с сыном Ишмуайлем (Бр 21.19):

19. "И открыл Б-г глаза её, и она увидела колодец с водой. И она пошла, и наполнила мех водой, и напоила юношу".

У того же колодца, где Угурь говорила с ангелом Творца, Ицхук встретил свою будущую жену Ривку (Бр 24.62 - 64):

62. "И Ицхук пришелот тропы к "колодцу жизни, после виденного мною". А онобитал на земле Негев. 63. И вышел Ицхук, чтобы обратиться к Творцу, в поле под вечер, и поднял он свои глаза и увидел: Вот идут верблюды. 64. И подняла Ривка свои глаза и увидела Ицхука, и соскользнула она с верблюда".

И также Яков встретил свою будущую жену Рухаль у колодца (Бр 29.1,2,9,10):

1. "И поднялся Яков на ноги, и пошел он на землю сынов востока. 2. И увидел, и вот колодец в поле, и вот там три стада мелкого скота расположились около него, ибо из того колодцапоят стада. И камень большой на устье колодца. … 9. Он еще говорил с ними, а Рухайль пришла с мелким скотом, который у ее отца, потому что она была пастушкой. 10. И было: когда увидел Яков Рухайль, дочь Лувуна, брата его матери, и мелкий скот Лувуна, брата его матери, то подошёл Яков и снял камень с устья колодца, и напоил он мелкий скот Лувуна, брата его матери".

И также Моше, бежавший от кары Паро из Мицраима в Мидъюн, у колодца встретил свою будущую жену, дочь жреца Исро (Шм 2.15 – 21):

15. "И услышал Паро об этом случае,и потребовал убить Моше. И бежал Моше от Паро и остановился в земле Мидьюн,  и остановился у колодца. 16. А у жреца Мидьюна семь дочерей. И пришли они, и начерпали воды, и наполнили желоба, чтобы напоить мелкий скот своего отца. 17. И пришли пастухи, и прогнали их. И поднялся Моше, и выручил их, и напоил их мелкий скот. 21. И согласился Моше жить у этого человека (Исро), и он дал Ципору, свою дочь, в жены Моше".

Как мы видели, "Колодец" в Торе – вещь совсем не случайная, и многие проблемы у Сынов Исруайля в будущем, в Синайской пустыне, также произошли из-за колодца с водой.

Далее по тексту

24.12 И сказал он: Г-сподь  Б-г  моего господина Авруума! Дай, пожалуйста, случай предо мной сегодня и сотвори милость с моим господином Авруумом!

24.13  Вот я стою у водного источника, и дочери горожан выходят черпать воду. 

24.14  И будет девица, которой скажу: Наклони твой кувшин, и я напьюсь. А она скажет: Пей, и также верблюдов твоих напою. Ее Ты назначил Твоему рабу Ицхуку. И отсюда я узнаю, что Ты сотворил милость с моим господином.

Из первой фразы нашего отрывка мы видим, что раб Авруума начинает свою молитву перед Творцом с просьбы: "Дай, пожалуйста, случай предо мной сегодня и сотвори милость с моим господином Авруумом!" Почему он просит именно о случае?

Как мы помним, у Нухура, брата Авруума было от жены и от наложницы в общей сложности 12 сыновей. Ну, а в какую семью должен был идти раб Авруума? И это очень большой вопрос! Поэтому он не мог взять на себя ответственность за такое принципиальное решение, пойти в ту или иную семью родных Авруума.

Вместе с тем, Авруум сказал ему, что Творец пошлёт Своего ангела перед ним, чтобы взять жену для Ицхука. Следовательно, выбор той или иной девицы должен был определить Сам Творец, а не раб Авруума. Поэтому он и принял такое решение. Именно случай должен был определить выбор жены для Ицхука.

При этом раб Авруума предложил условия, которым должна была отвечать будущая жена Ицхука: Доброта, Милосердие и Сноровка. Девица должна была напоить не только его, но его верблюдов по собственной инициативе.

Далее по тексту:

24.15  И было, он не кончил еще говорить, и вот выходит Ривка, которая родилась у Бэсиайля, сына Милки, жены Нухора, брата Авруума, и кувшин её на её плече.

24.16  И девица очень хороша видом, девственница, и мужчина не познал ее. И спустилась она к источнику, и наполнила свой кувшин и взошла. 

Ранее уже говорилось, что после того, как Творец испытал Авруума на горе Морию со "связыванием Ицхука", к Аврууму приехал посланник его брата, сообщивший о смерти их отца. А кроме этого посланник рассказал Аврууму о потомстве его брата Нахура, где среди восьми сыновей от его жены Милки, была также упомянута и его внучка Ривка, дочь Бэсиайля (Бр 22.20 – 23):

20. "… Вот также Милку родила сыновей твоему брату Нухору. 21. Первенец его Иц и брат его Биз, и Кэмиайль, отец Арума. 22. И Кесед, и Хазо, и Пильдуш, и Идлуф, и Бэсиайль. 23. И Бэсиайль родил Ривку. Этих восьмерых родила Милку Нухору, брату Авруума".

Т.о. мы видим, что именно Ривка, единственная из всех девочек рода Нухора была упомянута в перечне его потомков. Поэтому сейчас, когда раб Авруума стоял у колодца, Творец привёл  именно Ривку к колодцу, чтобы набрать воды.

В первой фразе нашего отрывка сказано: "и кувшин ее на ее плече". И из этой фразы можно заключить, что Ривке на этот  момент было 13 – 16 лет. Поскольку о возрасте женщин, упомянутых в Торе, нигде не говорится, за исключением возраста Суру, жены Авруума. А девушка, способная носить кувшин с водой на плече, должна обладать достаточной силой, что приходит только с возрастом.

И далее во второй фразе нашего отрывка сказано: "И девица очень хороша видом". На иврите это звучит, как Товат Маръэ Меод. Слово Товат означает Хорошая. Слово Маръэ происходит от корня Руу – Видеть, и с приставкой Мэм означает Вид, Внешний Вид, Явление Зеркало. Слово Меод означает Очень. Поэтому если попытаться перевести дословно, то получится: Очень Хороший Внешний Вид или Очень Красивая, т.е. Ривка была очень красивая.

И аналогично Авруум сказал о своей жене Сурай (Бр 12.11):

"И было, когда он подходил к Мицраиму, то сказал он Сурай, своей жене: Вот, знаю я, что ты очень красивая женщина".

Причём здесь на иврите сказано Ифас Маръэ. Слово Ифас – это Красивая, а Маръэ соответственно Внешний Вид. Или если дословно, то получим Красивая Внешним Видом или опять таки Очень Красивая.

А вот о Рухайль, будущей жене Якова сказано уже несколько иначе (Бр 29.17):

"И у Леи  слабые глаза, а Рухайль была красива станом и красива видом". 

И здесь на иврите о Рухайль сказано: Ивас Тоар Вифас Маръэ. Слово Ифас – это Красивая. Слово Тоар переводится, как Вид, Облик, Форма, Образ. Слово Вифас – это И Красивая. Слово Маръе – соответственно Внешний Вид. Т.о. если попытаться дать литературный перевод, то следовало бы сказать, что "Рухайль была стройная и красивая".

Причём в отношении Леи и Рухайль следует сказать, что они были близнецами, так же, как Яков и Айсув. Поэтому Лея также была стройная и красива, но только со слабыми глазами.

А отсюда мы видим, что все праматери еврейского народа были красивыми, а Рухайль и Лея ещё и стройными.

Спрашивается, почему со времени, что стоит наш мир, мужчина всегда ищет для себя красивую жену? Какая, собственно говоря, разница, с какой женой плодить детей? Тем не менее, в Пятой Книге Пятикнижия так прямо и сказано (Дв 21.10, 11):

10. "Когда выступишь на войнупротив врагов твоих, и отдаст их Г-сподьБ-г твой в руки тебе, и ты возьмешь их в плен. 11. И увидишь ты в плену  женщину, красивую видом, и возжелаешь ее, и возьмешь ее себе в жены".

Следовательно, раз Тора говорит о стремлении мужчины взять в жёны именно красивую женщину, то значит это явление закономерное. Но почему?

Если мы скажем, что это закон природы, ТО в мире животных все совсем наоборот. Самки у животных и птиц всегда невзрачные, блеклые, а самцы наоборот, яркие, сильные, эффектные для привлечения самок. Поскольку от того, каковы качества самца, во многом зависит качество потомства и продолжение рода. Причём самка, забеременев, более не подпускает к себе самца. Дальше все её заботы сводятся к тому, чтобы благополучно выносить плод и родить здоровое потомство.

У человека всё совершенно иначе. Так что же всё-таки заставляет мужчину искать для себя именно красивую жену? Ведь женская красота проходит довольно быстро, а особенно после родов детей.

Однако, именно в этом заключена причина, по которой мужчина инстинктивно ищет себе красивую жену. Красивая жена рожает мужу красивых детей: красивых мальчиков и красивых девочек. А красивые дети и красивые внуки – это красивое потомство, которое мужчина оставляет после себя в этом мире. Поэтому ради красивого потомства стоит искать для себя красивую жену.

Спрашивается, откуда у человека родилось стремление к красоте? Оказывается, оно было заложено Творцом изначально при сотворении мира. Так Творец, произрастивший Сад  в Айдене, создал его красивым, как сказано (Бр 2.8, 9):

8. "И вырасти Г-сподь Б-г Сад в Айдене с Востока, и поместил туда Человека, которого создал. 9. И вырастил Г-сподь Б-г из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для еды, и дерево Жизни среди Сада, и дерево Знания, что есть Хорошо и Плохо".

Ну, а дальше уже Первая Женщина внесла свой вклад в постижение красоты, как сказано (Бр 3.6):

6. "И увидела Женщина, что Хорошо Дерево для еды, и что вожделенно оно для глаз, и приятно дерево для постижения, и взяла от его плодов и съела. И дала также мужчине её, который с ней. И он съел".

А отсюда мы видим, что именно Женщина заложила первый камень в основание понятия о красоте. К чему всё это привело –хорошо известно. Творец изгнал Мужчину из Сада в Айдене, чтобы возделывать землю, из которой он был взят. Однако пред изгнанием из Сада Творец дал благословение Мужчине и Женщине, которое определило их судьбу на все будущие поколения и определило роль красоты в жизни человека в этом мире. Вот, в частности, что сказал Творец Женщине (Бр 3.16):

"Женщине сказал: Я много преумножу муку твою и беременность твою. В страдании будешь рожать сыновей. И к мужу твоему будет вожделение твоё. И он будет властвовать над тобой".

И здесь следует отметить, что именно эти качества принципиально отличают человека от животных. У животных, как правило, месячные, беременность и роды проходят без каких либо проблем, и не сопровождаются муками и страданиями.

Но что самое важное в рассматриваемой нами проблеме красоты, это то, что именно у женщины имеется вожделение к мужчине. Поэтому она всегда стремится быть красивой, и не только в молодости. Но и оставаться красивой до глубокой старости. Поскольку это приятно глазу мужчины и привлекает его к женщине, чтобы удовлетворить её вожделение к нему.

Однако вернёмся к тексту нашего отрывка, где после слов о красоте Ривки сказано, что она  "девственница, и мужчина не познал ее".

В данном стихе, в Торе, впервые использован термин "девственница". На иврите сказано Бэсилу. И это слово состоит из двух корней: Байс – это Дом, и Нуиль – Закрытый.  Причём в слове Байс – Дом, входящем в термин Бэсилу, отсутствует буква Юд в центре слова Байс. Поскольку после того, как мужчина входит к девственнице, он открывает новый дом в этом мире. Именно так заложил этот мир Творец, и именно так происходит это в еврейском религиозном мире. Юноша и девушка поднимаются под Свадебную Хупу в сопровождении родителей, а также самых уважаемых и старейших раввинов общины, чтобы получить благословения и заложить новый дом в Исруайле.

Причём юноша, как и все еврейские мальчики, обрезан в восьмидневном возрасте. А тот участок кожи, который обрезают, на иврите имеет особое название Урлу. Это слово также состоит из двух корней: Ор – Кожа, и Нуиль – Закрытый. Т.е. имеется в виду кожа, закрывающая конец мужского полового органа. И когда еврейского мальчика обрезают, то он вступает в Договор, который заключил Творец с Авруумом, праотцом еврейского народа.

Это был второй Договор Творца с Авруумом, о котором Творец сказал следующее (Бр 17.7 – 12):

7. "И Я установлю Мой Договор между Мной и между тобой, и между твоим потомством после тебя в их поколениях Договором вечным, чтобы быть Б-гом для тебя и для твоего потомства после тебя. 8. И Я дам тебе и твоему потомству после тебя землю твоего проживания, всю землю Кенуана на вечное владение. И Я буду им Б-гом. 9. И сказал Б-г Аврууму: А ты соблюдай Мой Договор, ты и потомство твоё после тебя в их поколениях. 10. Это Мой Договор, который вам следует соблюдать между Мною и между вами, и между твоим потомством после тебя: Обрезан должен быть у вас каждый мужского пола. 11. И обрезайте вашу крайнюю плоть. И будет это знаком Договора между Мной и между вами. 12. И в возрасте восьми дней должен быть обрезан у вас каждый мужского пола в ваших поколениях, рождённый в доме и купленный за деньги из всех чужеземцев, которые не из твоего потомства".

Именно поэтому, за прошедшие три с лишним тысячелетия, в еврейском народе во всех поколениях столь строго соблюдают, как обрезание для мальчиков в восьмидневном возрасте, так и девственность девочек вплоть до свадьбы. Чтобы молодые люди могли вступить в Договор с Творцом и строить новый дом в Исруайле, согласно заповедям Творца.

В рассмотренной выше фразе о Ривке, сказано: "девственница, и мужчина не познал ее". Спрашивается, для чего нужна вторая половина фразы, если термин "девственница" уже сам по себе подразумевает, что "мужчина не познал её?"

После слова "девственница", согласно традиции чтения Торы, имеется значок пунктуации, который может означать запятую или тире. И, как говорилось выше, термин "девственница" впервые встречается в тексте Торы именно в данном отрывке. Поэтому слова "и мужчина не познал ее" – являются просто пояснением к термину "девственница".

Далее по тексту:

24.17  И побежал раб навстречу ей, и сказал он: Дай-ка мне попить  немного воды из твоего кувшина! 

24.18  И сказала она: Пей, мой господин! И поспешила она и спустила кувшин свой на руку свою и напоила его. 

24.19  А когда напоила его, она сказала: Также и для верблюдов твоих буду черпать, пока не перестанут пить. 

24.20  И поспешила она и опорожнила кувшин свой в поилку, и побежала еще к колодцу, чтобы черпать, и начерпала она для всех его верблюдов. 

В первой фразе нашего отрывка сказано: "И побежал раб навстречу ей". Спрашивается, почему "побежал"?

Раб Авруума, главный управляющий в его доме, был не просто человеком, верующим в Творца. Он находился на достаточно высоком духовном уровне. И в данном случае он увидел, что именно Творец привёл к колодцу эту девицу. Поэтому он побежал ей навстречу.

И точно также в своё время поступил Авруум, когда Творец привёл к нему трёх своих ангелов, чтобы известить его жену Суру о её будущей беременности и о рождении сына через год (Бр 18.2):

"И поднял он свои глаза и увидел: И вот, трое мужчин стоят напротив него.  И он увидел,  и побежал им навстречу от входа шатра, и поклонился он до земли". 

Итак, далее раб Авруума действует согласно условию, изложенному им для проверки девицы. И он видит, что все его условия выполняются полностью. Что девица не только Добрая, Милосердная, но и очень Расторопная. 

Причём, здесь ещё раз хотелось бы отметить, что раб Авруума заранее предусмотрел всё, чтобы можно было проверить девицу. Ведь он остановился здесь у колодца с десятью верблюдами вовсе не один. С ним было достаточное количество людей, для того чтобы обслуживать караван в пути и защищать его от возможных нападений. И это был далеко не первый колодец на их длинном пути от Хеврона до Хуруна в Междуречье. А значит, у его людей было достаточно кувшинов, чтобы напоить верблюдов. Тем не менее, он не дал команду своим людям напоить верблюдов, а намеренно поставил это условием для выбора девицы.

Спрашивается, а можно ли ставить условия Творцу? Оказывается в определённых случаях это возможно.

Именно так поступил Гидон, когда Творец послал его на войну с Мидъянами. Гидон хотел быть уверенным в удаче предприятия, как сказано в Книге Судей (6.36 – 40): 

 (36) "И сказал Гидон Б-гу: Если Ты намерен спасти Исруайль рукою моею, как Ты говорил. (37) То вот, я оставлю стриженую шерсть на гумне. Если роса будет только на шерсти, а на всей земле сухо, то я буду знать, что Ты спасешь моей рукой Исруайль, как говорил. (38) Так и сбылось. Встал он рано на другой день и стал выжимать шерсть, и выжал росы из шерсти полную чашу воды. (39) И сказал Гидон Б-гу: Не прогневайся на меня, если еще раз скажу. Еще на сей раз испытаю по шерсти. Пусть будет сухо на одной только шерсти, а на всей земле пусть будет роса. (40) И сделал Б-г так в ту ночь. И было сухо только на шерсти, а на всей земле была роса".  

Далее по тексту:

24.21  А человек этот  изумляется ей, молчит, чтобы узнать, успешным ли сделал Г-сподь его путь или нет. 

24.22  И было, когда перестали верблюды пить, взял этот человек носовое кольцо золотое, в пол шекеля весом, и два запястья на руки ее, в десять золотых весом. 

24.23  И сказал: Чья ты дочь, скажи мне, пожалуйста! Есть ли в доме твоего отца место нам для ночлега? 

24.24  И сказала она ему: Дочь Бэсиайля я, сына Милку, которого она родила Нухору. 

24.25  И сказала ему: И соломы, и корма много у нас, и место есть, где ночевать.

В самом начале нашего отрывка сказано: "А человек этот  изумляется ей". Везде ранее, где говорится об этом человеке, употреблялся термин "раб" -  "уэвед" на иврите или "этот раб", поскольку слово "раб" – "эвед" начинается с определённого артикля в виде буквы Эй. Однако сейчас, когда начали исполняться условия, поставленные им для выбора девицы, о нём сказано "Уиш" – "Этот человек". Поскольку "Иш" на иврите – это Человек. А слово "Уиш" – это "Человек" с определённым артиклем, или "Этот человек". И в дальнейшем раб Авруума везде в тексте назван "Уиш" – "Этот человек". Т.е. после того, как Творец принял его молитву, он поднял его статус в качестве посланца Авруума. Ибо в тексте Писания словом "Иш" всегда обозначается не просто человек или мужчина, а важный человек.

И, несмотря на то, что раб Авруума сам по себе был человеком на достаточно высоком духовном уровне. И несмотря на то, что он многие годы жил у Авруума в доме и видел, что Творец благословил его не единожды. Тем не менее, всё происходящее с девицей на его глазах было для него чудом.

Поэтому дальше сказано: "И было, когда перестали верблюды пить, взял этот человек носовое кольцо золотое, в  пол шекеля весом, и два запястья на ее руки, в десять золотых весом". Т.е. этот человек был настолько потрясён произошедшим, что взял золотые украшения и сразу же возложил их на девицу, даже не выясняя, кто она и из какой семьи. Поскольку всё произошедшее совершенно точно соответствовало условиям, поставленным им Творцу.

Тем не менее, когда он рассказывал её близким об их встрече у колодца, то он изменил порядок действий, для того, чтобы последовательность его действий была воспринята более естественной. Т.е., согласно его рассказу родным девицы, он возложил украшения на Ривку только после того, когда узнал, что нашёл семью брата Авруума (24.47):

"И спросил я ее и сказал: Чья дочь ты? И сказала она: Дочь Бэсиайля, сына Нухора, которого родила ему Милка. И возложил я кольцо на ее нос, а запястья на ее руки". 

Спрашивается, из чего можно заключить, что раб Авруума действительно вначале возложил украшения на Ривку, а только затем спросил её о происхождении?

Из того, что одновременно с вопросом о её происхождении он сразу же выясняет, а можно ли остановиться у них в доме: "И сказал: Чья дочь ты, скажи мне, пожалуйста! Есть ли в доме твоего отца место нам для ночлега?" А это означает, что он был полностью уверен в том, что Творец привёл его в семейство брата Авруума.

Следует отметить, что комментаторы усматривают определённые намёки во фразе о действиях раба Авруума с украшениями для Ривки:  "взял этот человек носовое кольцо золотое, в  пол шекеля весом, и два запястья на ее руки, в десять золотых весом".

Золотое кольцо в половину шекеля весом намекает на приношения  по половине шекеля в пустыне для строительства Храма. После того, как Творец объяснил Моше устройство Походного Храма, Он повелел ему взять по половине шекеля с каждого мужчины, старше 20 лет, как сказано (Шм 30.11 - 13):

11. И говорил Г-сподь Моше так: 12. Когда ты поднимешь головуСынам Исруайля для их назначения, то дадут они, каждый выкуп Г-споду за свою душу при назначении (счислении) их.И не будет среди них мора при их назначении (счислении). 13. Вот что они должны дать, каждый  приходящий к назначению: половину шекеля от священного шекеля. Двадцать гер в шекеле. Половина такого шекеля — это пожертвование Г-споду. 14. Каждый приходящий к назначению, от двадцати лет и старше, пусть даст пожертвование Г-споду".

А два запястья на руки Ривки намекают на две Скрижали Свидетельства, которые Моше получил от Творца на горе Синай, как сказано (Шм 31.18):

18. "И дал Он Моше,когда кончилговорить с ним на горе Синай, две скрижали свидетельства, скрижали каменные, на которых написано пальцем Б-га".

А десять золотых намекают на Десять Речений, которые Творец говорил всему Народу Исруайля с горы Синай, и которые были записаны на двух Скрижалях Свидетельства, как сказано (Дв 10.4):

4. "И написал Он на скрижалях, как было написано прежде, десять речений, которые Г-сподь говорил вам на горе из среды огня в день собрания. И Г-сподь дал их мне".

Далее по тексту:

24.26  И поклонился этот человек и пал ниц пред Г-сподом. 

24.27  И сказал: Благословен Г-сподь Б-г моего господина Авруума, который не отвел Своей милости и Своей истины от моего господина. Я на верном пути, куда Г-сподь привёл меня в дом брата моего господина. 

24.28  И побежала девица и поведала дому своей матери, согласно этим речам. 

В начале нашего отрывка сказано "И поклонился этот человек и пал ниц пред Г-сподом". Это выражение "и поклонился … и пал ниц" многократно встречается в Торе. Что же оно означает? "И поклонился" – означает склонение головы к земле, как знак уважения. А выражение "пал ниц" – означает, что человек опустился на колени и склонил голову к земле, как знак полного преклонения.

Так, например, сказано во Второй Книге Пятикнижия, когда Моше изложил всему народу порядок Праздника Песах в Мицраиме и в будущем, сказано (Шм 12.27):

26. "И будет, когда скажут вам ваши сыновья: Что это за служение у вас?27. И вы скажете: Это жертва Песах Г-споду, Который миновал (на иврите: пусах – переступил, пропустил, прошёл) дома Сынов Исруайля в Мицраиме, когда Он поражал Мицраим, а наши дома спас. И поклонился народ, и пал ниц".

И также сказано о самом Моше, когда он во второй раз находился на горе Синай 40 дней и ночей, и Творец прошёл перед ним,  и провозгласил свои качества (Шм 34.8):

8. "И поспешил Моше, и поклонился до земли, и пал ниц".

Когда-то, около 2000 лет назад, когда ещё работал Второй Иерусалимский Храм Г-спода, евреи молились именно таким образом, склоняясь и падая ниц перед Творцом.

Затем, после рождения Христианства, первохристиане начали подражать в своих молитвах евреям, склоняясь и падая ниц перед своим идолом, богочеловеком Иисусом. И тогда руководители еврейского народа приняли решение отказаться от подобной практики преклонения перед Творцом, чтобы не уподобиться гоим. Ибо это категорически запрещено Торой.

А впоследствии родился Ислам, который также перенял подобную практику преклонения. И сегодня все мусульмане молятся подобным образом, склоняясь и падая ниц перед Творцом.

Во второй фразе нашего отрывка раб Авруума благословляет Творца и благодарит Его за помощь на пути выполнения повелений своего хозяина. При этом он упоминает о том, что Творец привёл его в дом брата Авруума: "Я на верном пути, куда Г-сподь привёл меня в дом брата моего господина". И это упоминание о том, что отец Ривки и хозяин каравана являются братьями, окончательно определяет дальнейшие действия Ривки, как сказано: "И побежала девица и поведала дому своей матери, согласно этим речам".

И здесь сразу возникает вопрос: Почему девица поведала именно "дому своей матери", а не "дому своего отца"? Ведь приём гостя, брата её отца в доме – это компетенция хозяина дома, отца семейства, а вовсе не женщины! Поэтому по всем правилам она должна была бы поведать эту новость, прежде всего своему отцу, а не "дому матери"!

Да и последующие события вызывают не меньше вопросов. Кто должен был пойти на встречу к гостю? Естественно, что хозяин дома! Однако о хозяине не сказано ни слова! А вместо этого далее говорится о Лувуне, брате Ривки, и о том, что именно он побежал на встречу с гостем! Почему?

Потому что к этому времени отец Ривки уже умер, и его дом числился за его женой, матерью Ривки. А её брат Лувун, хотя и был старшим из сыновей отца, но был ещё несовершеннолетним. Поэтому до его совершеннолетия дом числился за его матерью.

Далее по тексту:

24.29  А у Ривки брат по имени Лувун. И побежал Лувун к тому мужу за город к источнику. 

24.30  И было, когда он увидел носовое кольцо и запястья на руках своей сестры и услышал слова своей сестры Ривки: Так говорил мне тот муж! И пришел он к тому мужу, и вот он стоит при верблюдах у источника. 

24.31  И сказал он: Войди, благословенный Г-сподом! Почему ты стоишь снаружи города? Я  освободил дом  и место для верблюдов. 

В первой фразе нашего отрывка говорится, что у Ривки имеется брат Лувун, старший из сыновей её умершего отца. И поэтому именно он побежал к источнику за город, чтобы встретить посланца Авруума. Причём в тексте первой фразы акцентируется внимание на том, что именно он побежал навстречу тому мужу.

А уже во второй фразе объясняются причины торопливости Лувуна. И это – золотое носовое кольцо, и золотые запястья на её руках. А также по тому, что сказала сама Ривка, её брат Лувун понял, что пришёл посланец Авруума, чтобы сосватать жену для его сына.

И дальше уже идёт достаточно степенный разговор как бы хозяина дома, на месте которого выступает брат Ривки, с посланцем Авруума. Поэтому то, что он говорит в последней фразе нашего отрывка, мог бы сказать только хозяин дома: "Войди, благословенный Г-сподом! … Я  освободил дом  и место для верблюдов". 

И эти слова не оставляют никакого сомнения, что именно Лувун выступает вместо хозяина дома, вместо своего умершего отца Бэсиайля. Причём Лувун называет этого мужа "благословенный Г-сподом", поскольку Ривка рассказала о той молитве, в которой раб Авруума благодарил Творца за помощь на пути выполнения поручения его господина.

Далее по тексту:

24.32  И вошел муж в дом, и освободил он верблюдов от поклажи, И дал он солому, и корм верблюдам, и взял воду, чтобы омыть свои ноги и ноги людей, которые с ним. 

24.33  И он положил перед ним еду, чтобы поесть, но он сказал: Не буду есть, пока не выскажу своих слов. И он сказал: Говори! 

24.34  И сказал он: Раб Авруума я. 

Из первой фразы мы видим достаточно важную последовательность действий раба Авруума. В первую очередь он освобождает верблюдов от поклажи. Затем даёт им еду, и только потом начинает заниматься собой и своими людьми. Т.е. на первом месте стоит забота о скоте, от состояния которого зависит его благополучие и дальнейший путь обратно к хозяину с невестой для Ицхука.

Причём здесь имеется деталь, характерная для всей Торы. О всех действиях раба Авруума говорится в единственном числе:  "освободил он верблюдов", "дал он солому, и корм верблюдам", "взял воду, чтобы омыть свои ноги и ноги людей".

Из данного текста следует, что якобы, раб Авруума сам делал все эти вещи! Конечно, нет! Он старший над людьми и над всем караваном. Поэтому он отдавал распоряжения, которые выполняли другие рабы Авруума, подчинённые ему. Однако Писание приписывает все эти действия ему по той же причине, по которой он в тексте постоянно называется важным словом  "муж".

Во второй фразе нашего отрывка сказано:  "И он положил перед ним еду, чтобы поесть". Кто такой этот "он"? А это – Лувун, брат Ривки. Тем не менее, здесь он не назван по имени, поскольку он всего лишь несовершеннолетний брат, который фактически пока не имеет формального права выступать вместо своего отца.

И точно также, после того, как раб Авруума отказался есть, пока не изложит цель своего прихода, ему отвечает опять-таки Лувун: "И он сказал: Говори!" 

Любопытной является и последняя фраза нашего отрывка, где раб Авруума называет себя: "Раб Авруума я". На первом месте он говорит о своём статусе, на втором месте называет имя своего хозяина, и только в самом конце произносит "я".

И подобным образом говорил Авруум перед старейшинами Хеврона, прося продать ему могилу для захоронения свой жены Суру (Бр 23.4):

"Пришелец и поселенец у вас я ".

И также на его вопрос раба Авруума (23): "Чья ты дочь?", Ривка ответила, сказав: "Дочь Бэсиайля я".

 Из этого перечисления мы видим, что местоимение "я" всегда стоит на последнем месте, как говорится в русской поговорке: "Я" – последняя буква в алфавите".

Далее по тексту:

24.35  И Г-сподь благословил моего господина премного, и стал он велик. И дал Он ему мелкий и крупный скот, и серебро и золото, и рабов и рабынь, и верблюдов и ослов

24.36  И родила Суру, жена моего господина, сына моему господину, после того, как состарилась. И он отдал ему всё, что есть у него. 

24.37  И клятву взял с меня мой господин, говоря: Не бери жену для моего сына из дочерей кенани, на земле которого я живу.

24.38  Но только в дом отца моего ты пойдешь и к моему семейству. И ты возьмешь жену для моего сына.

В первой фразе нашего отрывка говорится о величии Авруума. В чём же выражалось величие человека в те времена. Во-первых, это большое количество скота. Ибо скот давал мясо и молоко для еды, шерсть для одежды и шкуры для шатров, а быки использовались также для обработки земли и как тягловая сила. Причём скот не требовал слишком больших забот. Кроме того мелкий скот плодится быстро, до двух раз в год. А наличие большого количества мелкого скота приносило реальный доход от его продажи.

Во-вторых, это наличие серебра и золота, которое широко использовалось в качестве денежного эквивалента для торговли.

В-третьих, это наличие большого количества рабов и рабынь. Поскольку для обслуживания скота, работы в поле и работ по дому требовалась большая рабочая сила. Кроме того, рабы использовались в качестве воинов при возможных военных конфликтах с соседями или при нападении разбойников. Поэтому человек, обладавший большим количеством рабов, имел большую военную силу.

Ну, и, в-четвёртых, это верблюды и ослы – основная транспортная тяга для перевозки грузов и отправки караванов в отдалённые места.

Короче, человек, обладавший всем этим, был богат, вполне самодостаточен и независим от любых внешних проблем. 

Во второй фразе раб Авруума упоминает о необычных обстоятельствах рождения Ицхука, сына Авруума, говоря, что Суру родила его "после того, как состарилась". Т.е. тем самым раб даёт понять, что рождение Ицхука происходило под непосредственной опекой Творца. Поэтому в конце этой фразы сказано об Аврууме, что "он отдал ему всё, что есть у него". 

И дальше раб говорит собственно о поручении Авруума и о его запрете брать жену для Ицхука из дочерей кенуана.

В последней фразе нашего отрывка раб Авруума меняет смысл сказанного ему хозяином. Ибо Авруум сказал следующее (Бр 24.4):

"Но на землю мою и на родину мою ты пойдешь и возьмешь жену для моего сына, для Ицхука".

Так почему же всё-таки раб меняет смысл слов Авруума? Потому что Творец уже помог ему сделать выбор жены для Ицхука и привёл его в дом Бесиайля, сына брата Авруума. Следовательно, сказанное им не должно вызывать каких-либо сомнений в намерениях Авруума, который, говоря о своей земле и о своей родине, безусловно, имел ввиду дом своего отца. Поэтому и последняя фраза раба звучит вполне конкретно:  "Но только в дом отца моего ты пойдешь и к моему семейству".  

Далее по тексту:

24.39  И сказал я моему господину: Быть может не пойдет жена за мной? 

24.40  И сказал он мне: Г-сподь, пред Которым ходил я, пошлет ангела Своего с тобою и успешным сделает твой путь, и ты возьмешь жену для моего сына из моего семейства и из дома моего отца. 

24.41  Тогда ты станешь свободным от клятвы мне, когда придешь к семейству моему. И если не дадут тебе, то будешь свободен от клятвы мне. 

В первой фразе нашего отрывка приведены слова возражения, которые раб сказал Аврууму: "Быть может не пойдет жена за мной?" И эти же самые слова раб сказал Аврууму выше, когда говорил с ним. Однако там, в слове "Быть может" – Илай на иврите после первой буквы Алеф следует буква Вов, и это стандартное написание данного слова. А здесь, в разговоре с родными Ривки буква Вов в слове Илай – "Быть может" – отсутствует. Почему?

В чём состоял вопрос и в чём была проблема у раба Авруума? Об этом уже говорилось выше. По сути дела, брать жену для своего сына Ицхука должен был его отец Авруум. Однако выше вся история о сватовстве Ривки начинается со слов   (Бр 24.1)  "И Авруум состарился, вошёл в лета". Т.е. после похорон жены Авруум почувствовал приближение старости. Поэтому он не поехал сам, а послал своего раба, чтобы привезти жену для Ицхука. Но одно  дело, когда сватать девицу приезжает отец, и совсем другое дело, когда с этим же приезжает раб хозяина.

Именно в этом и состояло сомнение раба Авруума, что "Быть может не пойдет жена за мной?", поскольку я всего лишь раб! Поэтому, когда он говорил с Авруумом, то они оба хорошо понимали эту ситуацию. Поэтому там слово Илай – "Быть может" написано в стандартном виде с буквой Вов. Здесь же, перед родными Ривки, раб Авруума реально чувствовал свою ущербность в данном предприятии, и поэтому слово Илай – "Быть может" написано без буквы Вов. Ибо буква Вов, имеющая численное значение 6, во всех словах характеризует Человека, созданного Творцом, как венец Творения в Шестой День Сотворения мира. 

В приводимом рассказе о разговоре Раба с Авруумом и о последующих действиях раба, казалось бы, повторяется слово в слово, всё, сказанное выше. Тем не менее, это не совсем так.

Например, в конце первой фразы нашего отрывка раб не говорит того, что говорил Аврууму. Ибо тогда, говоря с хозяином о том, что если женщина не пожелает идти с ним, раб добавил (Бр 24.5):

"… Вернуть ли мне твоего сына в страну, из которой ты вышел".

Сейчас раб об этом даже не упоминает. Почему? Потому что Авруум категорически запретил ему даже думать об этом, сказав (Бр 24.6):

" … Берегись, чтобы ты не возвратил моего сына туда!"

Т.е. подобный вариант ни при каких условиях не подлежал рассмотрению и обсуждению, и поэтому раб не упомянул его. 

И также во второй фразе раб несколько изменил концовку слов Авруума, который сказал  так (Бр 24.7):

"Г-сподь Б-г небес, который взял меня из дома моего отца и с земли моего рождения … Он пошлет Своего ангела пред тобою, и ты возьмешь оттуда жену для моего сына". 

Сейчас, находясь в доме Бесиайля, раб говорит уже вполне конкретно: "и ты возьмешь жену для моего сына из моего семейства и из дома моего отца". 

И в последней фразе нашего отрывка также имеются изменения слов Авруума, сказавшего (Бр 24.8):

"А если не пожелает женщина идти за тобой, то ты будешь свободен от этой клятвы мне. Только сына моего не возвращай туда". 

Т.е. там Авруум ещё раз делает упор на том, что нельзя возвращать Ицхука на землю его предков. А раб, свою очередь делает упор на том, что он пришёл за женой для Ицхука к семейству Авруума: "Тогда ты станешь свободным от клятвы мне, когда придешь к семейству моему. И если не дадут тебе, то будешь свободен от клятвы мне". 

Из приведенного разбора текста мы видим, что раб Авруума, старший в его доме, был не только уважаемым и богобоязненным человеком, но и достаточно умным и старательным на пути выполнения поручения своего хозяина.

Далее по тексту:

24.42  И пришел я сегодня к источнику, и сказал я: Г-сподь Б-г моего господина Авруума! Если угодно Тебе сделать успешным мой путь, по которому я иду.

24.43  Вот я стою у источника воды. И будет девица, которая выйдет набрать воду, и я скажу ей: Дай мне выпить немного воды из твоего кувшина! 

24.44  И она скажет мне: И ты пей, и для твоих верблюдов начерпаю. Она есть та жена, которую  Г-сподь предназначил для сына моего господина. 

24.45  Я еще не кончил говорить в своём сердце, и вот Ривка выходит, и кувшин на ее плече. И спустилась она к источнику и зачерпнула воды. И сказал я ей: Дай мне выпить! 

24.46  И поспешила она и сняла кувшин свой с плеча, и сказала она: Пей, и также верблюдов твоих я напою. И я пил, и также верблюдов она напоила.

24.47  И спросил я её и сказал: Чья дочь ты? И сказала она: Дочь Бэсиайля, сына Нухора, которого родила ему Милка. И возложил я кольцо на ее нос, а запястья на ее руки. 

Здесь мы видим, что раб Авруума достаточно подробно пересказывает весь ход событий о встрече Ривки у колодца с водой. Всё изложено точно, за исключением конца, когда он возложил кольцо на нос и запястья на руки. А у колодца всё происходило следующим образом (Бр 24.22)6

"И было, когда перестали верблюды пить, взял этот человек носовое кольцо золотое, в пол шекеля весом, и два запястья на ее руки, в десять золотых весом". 

Т.е. раб Авруума сразу же "возложил кольцо на её нос и запястья на её руки". А только потом стал выяснять, чья она дочь (Бр 24.23):

"И сказал: Чья дочь ты, скажи мне, пожалуйста! Есть ли в доме твоего отца место нам для ночлега?"

Как объяснялось выше, понятно почему там, у колодца раб Авруума сразу же возложил кольцо на нос Ривки и запястья на её руки! После того, как он увидел, что Творец выполнил его условие, у него не было сомнений в выборе жены для Ицхука. Именно эта девица должна была стать его женой. А её имя и имя её отца в данном случае было не столь важно, поскольку было понятно, что она принадлежит к родным Авруума.

Однако сейчас раб Авруума, рассказывая родным Ривки о происшедшем,  изменил ход событий, чтобы дать им понять, что целенаправленно именно к ним привёл его Творец. В общем и целом это соответствовало истинному ходу событий. Поскольку имя Ривки, единственное девичье имя, которое упоминалось ещё в сообщении Аврууму при перечислении потомков его брата Нухора. Поэтому сейчас для раба Авруума было важно показать родным Ривки, что выбор жены для Ицхука однозначно определён Творцом, и уйти от этого выбора нельзя.

Далее по тексту:

24.48  И поклонился я и пал ниц пред Г-сподом, и благословил я Г-спода Б-га моего господина Авруума, который привел меня верным путем, чтобы взять дочь брата моего господина для его сына. 

24.49  И теперь, если есть у вас желание сделать милость и истину для моего господина, то скажите мне. А если нет, то скажите мне, и я поверну направо или налево. 

24.50  И отвечал Лувун и Бэсиайль, и сказали: От Г-спода исходит это, не можем говорить тебе ни худого, ни доброго. 

24.51  Вот Ривка пред тобой, бери и иди. И будет она женой для сына твоего господина, как говорил Г-сподь. 

24.52  И было, когда услышал раб Авруума их слова, то пал ниц на землю пред Г-сподом.

24.53  И вынул раб серебряные вещи, и золотые вещи, и одежды, и дал он их Ривке, и подарки дал он ее брату и ее матери. 

В первой фразе нашего отрывка раб Авруума поводит итог всего рассказанного выше, говоря, что пал ниц перед Г-сподом и благословил его за помощь на пути поиска жены для сына Авруума.

А вот дальше, во второй фразе, сказаны достаточно неожиданные слова. Казалось бы, раб Авруума теперь должен просить родных Ривки отдать её в жены Ицхуку. Однако он говорит совершенно иное. Во-первых, он вовсе ничего не просит. Почему?

Он поставил их перед фактом, что сам Творец выбрал Ривку в жёны Ицхуку. Следовательно, если они готовы принять этот выбор Творца, "сделать милость и истину для моего господина, то скажите мне," – говорит он. Тем самым он ставит их в безвыходную ситуацию, поскольку пойти против воли Творца – это серьёзная проблема для себя и своей семьи. Но с другой стороны, он предоставляет им возможность для отказа ему, говоря:  "А если нет, то скажите мне, и я поверну направо или налево". 

А что означают здесь эти слова: "я поверну направо или налево"? Ответ на этот вопрос предельно прост. Он уже пришёл в город, где живёт многочисленное потомство Нухора, брата Авруума. И нет совершенно никаких проблем найти девицу для Ицхука в другой семье родных Авруума. Т.е. своим отказом, родные Ривки только потеряют завидного и богатого жениха для неё.

Т.о. мы видим, что раб Авруума ставит родных Ривки практически в безвыходную ситуацию. И тогда родные Ривки дают ему добро, говоря: "Вот Ривка пред тобой, бери и иди. И будет она женой для сына твоего господина, как говорил Г-сподь". 

Казалось бы, по тексту всё просто и ясно, за исключением фразы, предшествующей этому согласию, где сказано:   

"И отвечал Лувун и Бэсиайль, и сказали: От Г-спода исходит это, не можем говорить тебе ни худого, ни доброго".

Лувун, брат Ривки, несовершеннолетний старший сын Бесиайля. С какой стати в этой фразе он стоит на первом месте, а имя его отца упомянуто на втором месте?

И я уже объяснял выше, что к моменту происходящих событий Бесиайля, отца семейства уже не было в живых. Однако, поскольку Лувун ещё не достиг двадцатилетнего возраста, чтобы полностью заменить своего отца в деле сватовства его сестры, то в тексте упомянуты оба. Поэтому вначале сказано "И отвечал" в единственном числе, поскольку отвечал только Лувун. Однако он отвечал, как за себя, так и за своего покойного отца. Поэтому далее сказано во множественном числе "и сказали".

И ещё один любопытный момент имеется в данной фразе, где сказано: "не можем говорить тебе ни худого, ни доброго". Т.е. ситуация безвыходная, как им изложил раб Авруума, и поэтому они готовы следовать тому, "как говорил Г-сподь", чем и заканчивается следующая фраза.

Наш отрывок заканчивается тем, что раб Авруума пал ниц перед Творцом в благодарности за хороший  исход его миссии. А затем он дал дорогие подарки Ривке и подарки "её брату" Лувуну и "её матери". Как мы видим, и здесь Лувун указан на первом месте, а только потом говорится о матери Ривки, которая во всей этой истории со сватовством играла лишь пассивную роль.

Любопытно, что о подарках для Ривки сказано следующим образом: "И вынул раб серебряные вещи, и золотые вещи, и одежды, и дал он их Ривке". И здесь перечисление подарков идёт по мере роста их ценности. Вначале серебряные украшения и предметы, затем золотые украшения и предметы, и, в конце концов, одежда. Ибо одежда в те времена была самым дорогим подарком. Причём здесь имеется в виду одежда изо льна, окрашенная в разные цвета. Поскольку это было многодельное и многотрудное производство, которым славился Мицраим.

И также Творец сказал Моше о будущем выходе Сынов Исруайля из Мицраима (Шм 3.22):

"И выпросит женщина у своей соседки и у живущей с ней в доме вещей серебряных, и вещей золотых, и одежд. И возложите это на ваших сыновей и на ваших дочерей, и опустошите Мицраим".

Далее по тексту:

24.54  И ели и пили, он и люди, которые с ним, и переночевали. И поднялись они утром, и сказал он: Отошлите меня к моему господину! 

24.55  И сказал ее брат и ее мать: Пусть побудет девица с нами несколько дней или десять, потом пойдёт.

24.56  И сказал он им: Не задерживайте меня, и Г-сподь успешным сделал мой путь. Отошлите меня, и я пойду к моему господину. 

24.57  И сказали они: Позовем девицу и спросим ее, что она скажет. 

24.58  И позвали Ривку и сказали ей: Пойдёшь ли ты с этим мужем? И сказала она: Пойду.

24.59  И отослали они Ривку, сестру свою, и кормилицу ее, и раба Авраама и его людей. 

24.60  И благословили они Ривку и сказали ей: Сестра наша! Ты станешь тысячами десятков тысяч! И овладеет потомство твое воротами своих ненавистников! 

24.61  И поднялась Ривка и её девушки, и сели они на верблюдов, и последовали за мужем. И взял раб Ривку и пошел. 

Как видно из первой фразы нашего отрывка, утром следующего дня раб Авруума попросил родных Ривки отослать его и Ривку с благословением к его хозяину Аврууму. Однако брат Ривки и её мать захотели задержать этот отъезд на несколько дней или на десять дней, как сказано: "И сказал её брат и её мать: Пусть побудет девица с нами несколько дней или десять, потом пойдёт".

Причём на иврите всё сказано достаточно ясно: Тайшайв Анаару Итуни Юмим О Усор, Ахар Тайлайх. Перевод этих слов: Тайшайв – Она посидит; Анаару – Эта девица; Итуни – С нами; Юмим – Дни; О – Или; Усор – Десять; Ахар – Потом; Тайлайх – Она пойдёт.       

Казалось бы, перевод достаточно прост и сомнений не вызывает.

Однако, во всех, без исключения, переводах Торы в этом месте о сроке задержки девицы дома сказано так: "Пусть побудет девица с нами год или десять (месяцев); потом пойдёт".

Подобный перевод этого места противоречит простой логике данного текста, поскольку дальше раб Авруума скажет: "Не задерживайте меня, и Г-сподь успешным сделал мой путь. Отошлите меня, и я пойду к моему господину". Мог ли раб сказать подобное об ожидании сроком в год или несколько месяцев – "Не задерживайте меня …"? Конечно, нет. Поэтому совершенно абсурдно предполагать, что в данном тексте речь идёт о годе или нескольких месяцах.

Так откуда же взялся этот абсурдный перевод? Ларчик, как всегда, открывается довольно просто. Для этого следует посмотреть в самый первый перевод-комментарий на арамейский язык, сделанный около 2000 лет назад и именуемый Таргум Йонатана.

Что там сказано по поводу начала фразы: "И сказал ее брат и ее мать"? В Таргуме говорится: "А почему в этом списке нет Бэтиайля, отца девицы? Он хотел воспрепятствовать, и явился ангел, и умертвил его"(!!!) . Вот так, просто взяли и убили отца Ривки, хотя Бэсиайль, фактически, отсутствовал во всей процедуре сватовства изначально, и его функции выполнял Лувун, брат Ривки.

Ну, а дальше по поводу срока задержки девицы дома, в Таргуме Йонатана сказано так: "И сказал её брат и её мать: Пусть побудет девица с нами целый год дней или десять месяцев, и после этого пойдёт".          

И, соответственно, точно такой же перевод этой фразы приведен в арамейском Таргуме Онкелоса и во все последующих комментариях к данной фразе. 

Вот так около 2000 лет назад рождались фарисейские легенды в качестве комментариев к Торе.

Итак, естественно, что раб Авруума не желает задерживаться с отправкой даже на несколько дней, и поэтому он приводит родным Ривки самый веский аргумент, что это решение Творца: "Не задерживайте меня, и Г-сподь успешным сделал мой путь. Отошлите меня, и я пойду к моему господину". 

Однако, родные Ривки всё же хотят задержать его хотя бы на несколько дней, и поэтому предлагают спросить у самой Ривки: Желает ли она прямо сейчас отправиться к своему будущему мужу? Причём вопрос свой они задают в некотором смысле провокационно: "Пойдёшь ли ты с этим мужем"? – Т.е. здесь имеется в виду, что он всего лишь раб Авруума. И это не сам Авруум или его сын Ицхук! Тем не менее, Ривка принимает верное решение – отправляться немедленно, раз таково решение Творца.

А в следующей фразе говорится: "И отослали они Ривку, сестру свою, и кормилицу ее, и раба Авраама и его людей". Спрашивается, зачем вместе с Ривкой послали её кормилицу? Кормилица в данной ситуации и в будущей жизни Ривки должна была играть роль её матери во всех женских вопросах и помогать при родах. Поэтому впоследствии Ривка послала свою кормилицу к Якову, когда он женился на дочерях Лувуна. И кормилица помогала им при родах всех сыновей и дочери Якова, за исключением его сына Бинъюмина. Поскольку кормилица умерла в Байс Айле, в дороге, когда Яков шёл от Лувуна к своему отцу Ицхуку. А когда далее в дороге, в районе Байс Лухема, жене Якова Рухайль подошло время родить второго сына, то кормилицы Ривки и уже не было в живых. И Рухайль умерла во время родов Бинъюмина. 

В предпоследней фразе нашего отрывка родные благословили Ривку, сказав ей: "Сестра наша! Ты станешь тысячами десятков тысяч!" А это миллионы и десятки миллионов. И таким действительно стал народ Исруайля, уже выходя из Мицраима. Ибо тогда только вооруженных воинов насчитывалось более 600 тысяч.

И дальше в благословении родных Ривки говорится: "И овладеет потомство твое воротами своих ненавистников!" В общем и целом это благословение людей корыстных, людей любящих войну. И впоследствии это благословление проявилось на Айсуве, сыне Ривки, который и сам, и его потомки были воинственными людьми. И также это благословление проявилось в действиях Лувуна по отношению к Якову, сыну Ривки. Вместе с тем, Яков был человеком мирным, любящий мир и ищущий мир.

Вот, например, какое благословление дал Якову его отец Ицхук (Бр 27.28, 29):

28. "И даст тебеБ-гот росы небесной и от туков земных, и обилие хлеба и вина. 29. Служить тебе будут народы, и поклоняться тебе народы. Будешь властелином для братьев твоих, и поклонятся тебе сыны матери твоей. Проклинающий тебя будет проклят, а благословляющий тебя — благословен". 

А вот какое благословение Ицхук дал своему сыну Айсуву (Бр 27.39, 40):

39. "И отвечал Ицхук отец его, и сказал ему: Вот,от туков земли будет обитание твое и от росы небесной сверху. 40. И с помощью меча своего ты будешь жить и брату своему служить. И будет, когда возопишь, то свергнешь его иго со своей шеи".

Т.о. благословение Ицхука Айсуву достаточно близко соответствовало благословлению, полученному Ривкой от её брата Лувуна и от её матери.

В последней фразе нашего отрывка сказано:  "И поднялась Ривка и её девушки, и сели они на верблюдов, и последовали за мужем". И отсюда мы видим, что верблюды в те времена использовались не только для перевозки грузов, но и для перевозки женщин и детей. Поскольку сам раб Авруума и все его люди шли пешком рядом с караваном. В те времена мужчины, как правило, всегда ходили пешком.

И также сказано о Якове, когда он со своими малыми детьми и со своими жёнами бежал от Лувуна (Бр 31.17):

"И встал Яков и поднял своих сыновей и своих жён на верблюдов".

Конец последней фразы нашего отрывка звучит так: "И взял раб Ривку и пошел". Т.о. раб Авруума совершенно точно выполнил указание своего господина, повелевшего ему (Бр 24.4):

"Но на землю мою и на родину мою ты пойдешь и возьмешь жену для моего сына, для Ицхука".

Далее по тексту:

24.62  И Ицхук пришел от входа к "колодцу жизни, после виденного мною". А он обитал на земле Негев.

24.63  И вышел Ицхук, чтобы обратиться к Творцу, в поле под вечер, и поднял он свои глаза и увидел: Вот идут верблюды.

24.64  И подняла Ривка свои глаза и увидела Ицхука, и соскользнула она с верблюда.

24.65   И сказала она рабу: Кто этот муж, идущий по полю навстречу нам? И сказал раб: Это мой господин! И взяла она шаль и покрыла себя. 

24.66  И рассказал раб Ицхуку обо всем, что делал. 

24.67  И привел её Ицхук в шатер своей матери Суру. И взял он Ривку, и стала она ему женой, и полюбил он её. И утешился Ицхук после утраты своей матери.

В первой фразе  нашего отрывка сказано, что "Ицхук пришел от входа к "колодцу жизни, после виденного мною". Это тот самый колодец, у которого ангел Творца говорил с Угурь, когда она убежала от своей госпожи Суру. Ангел велел ей вернуться назад, и сказал ей, что она родит сына от Авруума и назовёт его Ишмуайль, как сказано (Бр 16.7, 13, 14):

7. "И встретил её ангел Г-спода у водного источника в пустыне, у источника по пути в Шир. … 13. И она провозгласила имя Г-спода, говорившего с ней: "Ты Б-г, явившийся мне". Ибо сказала: Неужели здесь я видела (Г-спода и жива) после виденного мною. 14. Поэтому колодец получил название: "Колодец жизни, после виденного мною". Вот он между Кудайш и Буред.

Почему именно в этом месте произошла встреча Ицхука и Ривки?

Любой колодец в те далёкие времена предназначался, прежде всего, для нужд скота. Слово Колодец на иврите читается как Бэайр. Вместе с тем, этот же корень с несколько иным произношением Байайр имеет смысл Объяснять, Разъяснять. Т.е. Колодец – это место, где Творец разъясняет человеку пути его жизни. А кроме того колодец, водный источник или родник на иврите называется Аин Амаим – Глаз Воды, и это как глаз Творца в нашем мире. И также сказал раб Авруума, обращаясь к Творцу, когда остановился с караваном у колодца (Бр 24.13):

"Вот я стою у водного источника (Аин Амаим – Глаз Воды), и дочери горожан выходят черпать воду". 

Именно там раб Авруума встретил Ривку. И впоследствии Яков, сын Ривки, также встретил свою будущую жену Рухайль у колодца. И Моше встретил свою будущую жену Ципору также у колодца.

Далее в нашей первой фразе сказано, что "он (т.е. Ицхук) обитал на земле Негев". Это территория пустыни на Юг от земли кенанейских народов, начинавшаяся от поселения Бэайр Шуву и до северных границ синайского полуострова. Именно в Бэайр Шуву в своё время поселился Авруум, и там же родился его сын Ицхук. И в этой пустыне паслись многочисленные стада Аврумма  и Ицхука.

Вместе с тем, после смерти жены Суру Авруум поселился в Хевроне возле её могилы. А Ицхук продолжал жить в Бэайр Шуву. Поэтому Авруум посылал своего раба и караван верблюдов в Месопотамию из Хеврона. А вернулся караван уже в Бэайр Шуву, миновав Хеврон. 

Во второй фразе нашего отрывка сказано: "И вышел Ицхук, чтобы обратиться к Творцу, в поле под вечер, и поднял он свои глаза и увидел: Вот идут верблюды". Т.е. здесь в начале фразы объясняется, почему Ицхук оказался возле священного колодца, о котором говорилось выше. Поскольку у этого колодца Творец общался с Угурь, рабыней Авруума, то там же он надеялся получить ответ на вопрос о результатах поездки раба Авруума за невестой для него.

А далее в нашей фразе говорится: "и поднял он свои глаза и увидел: Вот идут верблюды". И отсюда можно подумать, что всё предыдущее время он ходил с опущенными глазами. Отнюдь. Ведь и далее, в следующем отрывке сказано тоже самое по отношению к Ривке: "И подняла Ривка свои глаза и увидела Ицхука, и соскользнула она с верблюда".

Выражение "и поднял глаза и увидел" неоднократно используется в Писании и приводится тогда, когда Тора хочет показать, что Творец управляет не только всем миром, но действиями каждого человека в отдельности.

Вот что сказано о Лоте, племяннике Авруума, когда Авруум предложил ему разделиться (Бр 13.10, 11):

10. "И поднял Лот свои глаза и увидел всю долину Ярдена, что вся она обводнена. И это было до того, как истребил Г-сподь Сэдом и Амору. Она была по пути в Цоар, как сад Г-спода, как земля Мицраима. 11. И избрал себе Лот всю долину Ярдена. И отправился Лот от Аврума. И отделились они друг от друга".

А вот, что сказано в отношении Авруума, когда Творец привёл к нему трёх ангелов (Бр 18.2):

"И поднял он свои глаза и увидел: И вот, трое мужчин стоят напротив него.  И он увидел,  и побежал им навстречу от входа шатра, и поклонился он до земли".

И вот, что сказано об Аврууме, когда он шёл возносить своего сына Ицхука во всесожжение Творцу на горе Мория (Бр 22.4, 13):

4. "На третий день пути, и поднял Авруум свои глаза, и увидел это место издалека. … 13. И поднял Авруум свои глаза, и увидел: И вот, другой баран (жертва вместо его сына) запутался в зарослях своими рогами. И пошёл Авруум, и взял этого барана, и вознёс его во всесожжение вместо своего сына".

А вот, что сказано о Якове во время встречи с его братом Айсувом (33.1):

"И поднял Яков свои глаза и увидел: И вот Айсув приходит, а с ним четыреста мужей. И разделил он детей при Лайу, и при Рухайль, и при двух рабынях". 

И вот, что сказано о Айсуве во время этой же встречи (Бр 33.5):

"И поднял он свои глаза, и увидел жен, и детей, и сказал: Кто эти тебе? И сказал он: Дети, которыми одарил Б-г раба твоего". 

А вот, что сказано о Йосайфе во время встречи его с братьями, которые по требованию Йосайфа привели Бинъюмина в Мицраим (Бр 43.29):

"И поднял он свои глаза и увидел Бинъюмина, брата своего, сына своей матери, и сказал: Это ли ваш младший брат, о котором вы сказали мне? И сказал он: Б-г да будет милостив к тебе, сын мой!"

И вот, что сказано о пророке Билуме, которого царь Моува пригласил, чтобы проклясть Сынов Исруайля (Бм 24.2):

"И поднял Билум свои глаза, и увидел Исруайль, расположившийся по своим коленам, и был на нем дух Б-га".

Т.о. выражение "и поднял он свои глаза и увидел" всегда говорит о том, что это Творец даёт человеку возможность увидеть нечто очень важное для него и для последующих событий.

Итак, как видим, в нашем случае, Творец намеренно привёл Ицхука к священному колодцу в вечернее время, именно тогда, когда караван верблюдов с его невестой Ривкой подходил к данному месту. И оба они, согласно планам Творца, встретились и соединились для дальнейшей жизни.

Любопытно, что в нашей последней фразе после того, как Ривка подняла глаза и увидела Ицхука, сказано "и соскользнула она с верблюда". Причём она ещё не спрашивала у раба Авруума, кто это идёт им навстречу, но уже внутренне почувствовала, что это её будущий муж Ицхук. И дальше, после того, как раб Аруума подтвердил её предположения, сказано: "И взяла она шаль и покрыла себя".

Почему? Зачем? Может быть наоборот, следовало предстать перед будущим мужем во всей своей красе? Ведь, как говорилось выше, Ривка была красивой девушкой!

Однако всё дело в том, что она была уже в статусе сосватанной невесты, т.е. мужней жены. А по строгим законам того времени мужняя жена не могла ходить с непокрытой головой.

Причём подобные законы о покрытии головы женщины или сосватанной девицы соблюдались не только у евреев, но и в Христианстве во всём мире практически вплоть до 30 – 40 годов 20-го столетия. И не только женщины, но и христиане мужчины практически во всём мире ходили с покрытой головой и снимали головной убор только при входе в церковь. А сегодня даже высшие религиозные чины христианской церкви ходят простоволосые, и в таком же виде поучают народ.

В начале последней фразы нашего отрывка сказано: "И привел ее Ицхук в шатер своей матери Суру". Надо ещё раз напомнить, что всё это происходило в Негеве, в поселении Бэайр Шува. Именно там многие годы прожил Авруум со своей женой Суру, и именно там родился  и  рос Ицхук. А рос он в шатре своей матери, и был очень привязан к ней.  Поэтому он и привёл свою жену Ривку в шатёр своей матери и отдал ей этот шатёр, который был ему очень дорог.

В те времена вообще было принято, что у женщин был свой шатёр, а у мужчин – свой. Поскольку еврейская женщина почти неделю недоступна мужчине во время месячных и неделю после них.

И также сказано о Якове и Лайу (Бр 30.16):

"И пришел Яков с поля вечером, и вышла Лайу навстречу ему, и сказала: Ко мне войди, ибо за плату я наняла тебя, за мандрагоры моего сына! И лег он с нею в ту ночь".

И также сказано о Лувуне, когда он искал своих идолов среди имущества Якова (Бр 31.33):

"И вошел Лувун в шатер Якова, и в шатер Лайу, и в шатер двух служанок и не нашел. И вышел он из шатра Лайу и вошел в шатер Рухайль". 

Последняя фраза нашего отрывка заканчивается следующим образом: "И взял он Ривку, и стала она ему женой, и полюбил он её. И утешился Ицхук после утраты своей матери". И об этом же Творец сказал в самом начале Книги Бэрайшис (Бр 2.24):

"Поэтому покинет Мужчина отца своего и мать свою, и прилепится к Жене своей, и будут они как одна плоть".

Следует сказать, что именно это состояние, когда муж прилепляется к своей жене, и они становятся одной плотью, и называется "любовью".

Причём у мужчины, в принципе, может быть много жён, и каждую из них он может любить в большей или в меньшей степени. Так, например, сказано о двух жёнах Якова (Бр 29.30):

"И вошел он (Яков) также к Рухайль, и полюбил он также и Рухайль больше, чем Лайу. …"  

Далее по тексту

25.1  И прибавил Авруум, и взял жену по имени Кэтиру.

Почему эта фраза начинается со слова "и прибавил"? Почему не достаточно было сказать просто, что Авруум "взял жену по имени Кэтиру"? На иврите слово "и прибавил" звучит как Вайосеф. И точно также сказала Рухайль, жена Якова после того, как родила первого сына (Бр 30.24):

"И она нарекла ему имя Йосайф (перевод – Прибавит), говоря: Да прибавит (на иврите – Йосайф) Г-сподь мне другого сына". 

И это означает, что прибавляется нечто такое, что уже имело место быть ранее, т.е. Рухайль имела в виду, что Творец даст ей возможность родить ещё одного сына.

А в случае с Авруумом имеется в виду, что он взял ещё одну жену, помимо тех двух, что были у него ранее. Во-первых, у него была жена Суру, родившая ему сына Ицхука и умершая  в возрасте 127 лет. А, во-вторых, у него в была качестве жены Угурь, рабыня Суру, родившая ему Ишмуайля. Причём Угурь жила со своим сыном в пустыне, и ей к данному моменту времени уже было около 80 лет.

Как известно, число Два, это самое тяжёлое из всех чисел. И поэтому Авруум "прибавил" к предыдущим двум жёнам, и взял в качестве третьей жены наложницу Кэтиру. Ибо число Три дважды Хорошее в Торе, начиная с Третьего Дня Творения мира.

Ну, а для чего Авруум взял третью молодую жену? Для того чтобы рожать детей и увеличить своё потомство, которому Творец обещал большое будущее.

Теперь, что касается имени Кэтиру, третьей жены Авруума. Оно происходит от слова Кэтору, которое на иврите означает Воскурение. И также сказал Моше, благословляя колено Леви в Пятой Книге Пятикнижия (Дв 33.10):

 "Они учат правопорядкам Твоим Якова, Учению Твоему Исруайля. Они возлагают курение (Кэтору) перед Тобой и всесожжение на Твой жертвенник".

 И тогда, согласно смыслу имени последней жены Авруума, можно сделать вывод, что она в конце его дней была приятна для него, как приятен запах благовонных воскурений. Причём, судя по всему, наложница Кэтиру была родом из Мицраима, так же, как и Угарь, первая наложница Авруума. Поскольку всех её сыновей Авруум одарил подарками и отослал на Восток от земли кенанейских народов.

Далее по тексту:

25.2  И она родила ему Зимруна и Юкшуна, и Мэдуна и Мидъюна, и Ишбука, и Шиаха.

25.3   А Юкшун родил Шэву и Дэдуна. А сыновьями Дэдуна были Аширим и Лэтишим и Лэимим.

25.4   А сыновья Мидьюна: Айфу и Айфер и Ханох, и Авиду и Эльдуу. Все они сыновья Кэтиры.

25.5  И отдал Авруум  все, что у него, Ицхуку.

25.6  А сыновьям наложниц, которые  были у Авруума, дал Авруум дары, и отослал он их от Ицхука, своего сына, при жизни своей, на Восток, на землю Восточную.

В первой фразе нашего отрывка названы шесть сыновей Кэтиры, которые она родила от Авруума. Причём наибольшую известность из них получили потомки Мидъюна.

Так, мидъюнские купцы, направлявшиеся из Мицраима в Месопотамию, вытащили Йосайфа, сына Якова, из ямы, куда его посадили братья. Затем они  продали его ишмуайльтянам, которые с караваном пряностей и бальзама шли в Мицраим. Там ишмуайльтяне по указанию мидъюнских купцов продали Йосайфа царскому чиновнику Потифару.

Моше, убежав из Мицраима, попал в Мидъюн и женился на дочери мидъюнского священнослужителя Исро, который впоследствии вместе с женой Моше и двумя его сыновьями пришёл к горе Синай, где в то время стояли Сыны Исруайля.

Когда Сыны Исруайля стояли лагерем на берегу Ярдена, то народ начал блудодействовать с дочерями Моува. И тогда мидъютяне послали на блуд к Сынами Исруайля дочь одного из царей Мидъюна, поскольку жена Моше также была из Мидъюна.  В результате разгорелся гнев Творца на Сынов Исруайля, и в народе был мор, от которого погибло 24000 человек. И после этого Творец повелел Моше уничтожить всех жителей Мидъюна, что и было сделано.

В последующих трёх фразах нашего отрывка приводятся имена внуков и правнуков Авруума от сыновей Кэтиры, которые стали впоследствии главами народов. И в общей сложности в нашем отрывке названы 16 имён потомков наложницы Кэтиры от Авруума.

А далее сказано: "И отдал Авруум  все, что у него, Ицхуку". Какой смысл вложен в слова "всё, что у него"?

Прежде всего, имеется в виду духовный смысл, т.е. благословление Творца, полученное Авруумом. И также Творец в своё время сказал ему в отношении Ицхука (Бр 17.19):

"И сказал Б-г: Однако Суру, жена твоя, родит тебе сына, и ты назовёшь его именем Ицхук. И Я установлю Мой Договор с ним Договором вечным для его потомства после него".

Здесь имеется в виду Договор Авруума с Творцом на владение землёй кенанейских народов, которая была обещана потомкам Авруума навечно. А кроме этого Авруум отдал Ицхуку всё своё материальное достояние в виде многочисленного скота.

В последней фразе нашего отрывка говорится о дальнейшей судьбе сыновей Авруума от его наложниц: "А сыновьям наложниц, которые  были у Авруума, дал Авруум дары, и отослал он их от Ицхука, своего сына, при жизни своей, на Восток, на землю Восточную". И здесь речь идёт об Ишмуайле, сыне Угурь, и о шести сыновьях Кэтиры.

Причём Восток и земля Восточная – это земли от Мицраима до Месопотамии, включая Аравийский полуостров. И впоследствии сыновья Авруума от двух наложниц на этих землях положили начало арабской нации.

И ещё один важный момент отмечен в данной фразе. Сыновья Авруума от наложниц названы "сыновьями наложниц", в отличие от Ицхука, о котором сказано: "и отослал он их от Ицхука, своего сына". Т.е. только Ицхук фактически назван сыном Авруума. И именно на этом построено начало следующей главы Торы, которая рассказывает о жизни Ицхука.

Далее по тексту:

25.7  И вот дни лет жизни Авруума, которые он прожил: сто лет и семьдесят лет и пять лет.

25.8  И скончался и умер Авруум в седине доброй, старый и насыщенный днями, и приобщился он к своему народу.

25.9  И похоронили его Ицхук и Ишмуайль, его сыновья, в пещере Махпайлу на поле Эфрона, сына Цохара хити, которое перед Мамре.

25.10  На поле, которое купил Авруум у сынов Хайса. Там похоронен Авруум, и Суру, жена его. 

25.11  И было после смерти Авруума, и благословил Б-г Ицхука, сына его. И обитал Ицхук близ "колодца жизни, после виденного мною". 

Первой фразой "И вот дни лет жизни Авруума …" Тора заканчивает описание жизни человека, приведшего в наш мир Веру Творца. Вместе с тем, следует иметь в виду, что Авруум прожил 175 лет, т.е. он ушёл из этого мира, когда его внукам Якову и Айсаву, сыновьям Ицхука, было по 15 лет. Поэтому, хотя при дальнейшем описании жизни Ицхука Тора не упоминает об Аврууме, он продолжал жить в Хевроне возле могилы своей жены, похороненной в пещере Махпайлу.

Со слова "И вот" в Торе начинается упоминание о годах жизни только двух человек: Авруума и его сына Ишмуайля. Почему? Потому что Авруум был родоначальником Веры в Творца в нашем мире. А потомки Ишмуайля завершили перечень Религий Творца в нашем мире, создав самую последнюю и самую молодую Религию Ислам.

Слово "Дни" в Торе упоминается о годах жизни всех до Потопных поколений, а также о годах жизни Ноаха, Авруума, Ицхука и Якова. До Потопные поколения положили начало жизни на Земле. Праведник Ноах, спасшийся со своей семьёй во время Потопа, является Праотцом всего нынешнего человечества. Авруум, Ицхук и Яков являются Праотцами еврейского народа.

Слова "Лет жизни" в Торе упоминаются о годах жизни только четырёх человек: Суру, Авруум, Ишмуайль и Яков. Суру, жена Авруума является первой Праматерью еврейского  народа – Народа Творца. Авруум является Праотцом трёх т.н. авраамических Религий: Иудаизма, Христианства и Ислама. Ишмуайль является Праотцом Религии Ислам. А Яков является Праотцом религии Иудаизм.

Слова "Которые он прожил" в Торе упоминаются о годах жизни только двух человек: Первого Человека и Авруума. Первый Человек положил начало всему человечеству. А Авруум положил начало Веры Творца в этом мире.

И, наконец, в полном объёме начало всей первой фразы:  "И вот дни лет жизни Авруума, которые он прожил …" в Торе упоминается только для одного человека – Авруума. Ибо его вклад в развитие этого мира по пути Творца является наибольшим.

Перечень лет в форме, когда перечисление начинается с сотен лет, затем десятков лет и заканчивается годами:  "сто лет и семьдесят лет и пять лет" в Торе упоминается только для шестерых человек: Первый Человек, Ноах, Суру, Авруум, Ишмуайль и Ицхук. Поскольку эти шестеро человек заложили материальные и духовные основы нашего мира.

Сто лет, упоминаемые в годах жизни Авруума, было ему, когда у него родился сын Ицхук – наследник всех его дел.

Семьдесят лет было Аврууму, когда с ним на его родине в Ир Касдиме на Юге Месопотамии, впервые заговорил Творец и велел идти в землю кенанейских народов.

Пять лет Авруум прожил в Хуруне на Севере Месопотами, чтобы обзавестись скотом и рабами, после чего в возрасте семидесяти пяти лет отправился в землю кенанейских народов.

Вторая фраза нашего отрывка начинается со слов: "И скончался и умер Авруум …". На русском языке – это синонимы, между которыми практически нет разницы. На иврите это два разных слова. Первое слово "скончался" происходит от корня Гува, означающего исход из тела человека Б-жественной Души, данной ему при рождении. А второе слово "умер" происходит от корня Майс, означающего исход из тела, как Б-жественной Души, так и исход из крови Животной Души человека, и переход его в состояние мёртвого тела. 

Выражение "И скончался и умер" сказано в Торе только о троих людях: Авруум, Ишмуайль и Ицхук. Все трое Праотцы Религий и народов.

Говоря о смерти Авруума, Тора не упоминает место его смерти. В тоже время о смерти Суру было сказано (Бр 23.2):

"И умерла Суру в Кирьят Арба, он же Хеврон в земле Кенуана".

И также было сказано о смерти кормилицы Ривки, которая жила с Яковом и его семьей Хуруне (Бр 35.6,8):

6. "И пришел Яков в Лиз, что на земле Кенана, он же Байс Айль, он и весь народ, который с ним. … 8. И умерла Двора, кормилица Ривки, и погребена быланиже Байс Айль,под дубом. И назвал он его Дуб Плачей".

И также было сказано о смерти Рухайль, жены Якова (Бр 35.16, 19):

16. "И отправились они в путь из Байс Айля. И оставалось ещекивра земли, чтобы дойти до Эфрусу, и начала рожать Рухайль, и трудными были её роды. … 19. И умерла Рухайль. И погребена была она на пути в Эфрусу, он же Байс Лухем".

Из приведенных примеров мы видим, что там, где умирает женщина, там её и хоронят. Однако с мужчинами не так. Мужчину хоронят в том месте, которое он приготовил для себя. Поэтому Авруума похоронили в пещере Махпайлу, которую он купил для семейного захоронения у сынов Хета в Хевроне.

В той же второй фразе нашего отрывка сказано, что "умер Авруум в седине доброй". И это соответствует тому благословлению, которое дал ему ранее Творец (Бр 15.15):

"А ты придёшь к своим отцам с миром и будешь погребён в доброй седине".

И далее в той же второй фразе нашего отрывка сказано об Аврууме во время его кончины: "старый и насыщенный днями".

Подобное написано в Торе только про двух людей: Авруум и Ицхук. Ибо Авруум умер в возрасте 175 лет, а Ицхук – в возрасте 180 лет. И оба видели своих потомков до третьего поколения.

В следующей третьей фразе нашего отрывка сказано: "И похоронили его Ицхук и Ишмуайль, его сыновья, в пещере Махпайлу на поле Эфрона …" Как видим, здесь Ицхук стоит первым, а Ишмуайль вторым, хотя он был первенцем у Авруума. Однако именно Ицхук получил от отца наследие, как первенец, согласно благословлению Творца.

И далее в нашем отрывке приводятся подробности места захоронения Авруума и его права на пещеру Махпайлу в Хевроне.

В последней фразе нашего отрывка сказано: "И было после смерти Авруума, и благословил Б-г Ицхука, сына его".

Почему именно здесь говорится о благословлении Творца, данном Ицхуку, а не в следующей главе, где приводится его жизнеописание? Причин две:

Во-первых, Ицхук получил всё от своего отца по праву первородства, хотя и не был первенцем. А далее речь пойдёт о порождённых Ишмуайлем, который фактически был первым сыном у Авруума. Т.о. Творец до рассказа об Ишмуайле ещё раз подтверждает сказанное ранее Аврууму об Ицхуке (Бр 17.19):

"… И Я установлю Мой Договор с ним Договором вечным для его потомства после него".

А, во-вторых, на момент похорон Авруума Ицхаку было уже 75 лет. И в этом возрасте его отец Авруум вышел и Хуруна в Северной Месопотами, чтобы идти в землю кенанейских народов.

А следующая глава, рассказывающая о жизни Ицхука, начинается со времени, когда ему было только 40 – 60 лет, и Авруум в это время был ещё жив, и жил в Хевроне.

Далее по тексту:

25.12 И вот порожденные Ишмуайлем, сыном Авруума, которого родила Аврууму Угурь мицрит, рабыня Суру.

25.13  И вот имена сыновей Ишмуайля, по их именам согласно их рождению: Первенец Ишмуайля Нэвуйос, и Кайдур, и Адбеайль, и Мивсум. 

25.14  И Мишму, и Диму, и Масу.

25.15  Хадад, и Тайма, Итир, Нуфиш, и Кэдму. 

25.16  Это сыны Ишмуайля и это их имена, по их дворам и по их крепостям, — двенадцать князей по их племенам. 

25.17  И вот годы жизни Ишмуайля: сто лет и тридцать лет и семь лет. И скончался он, и умер, и приобщился к своему народу.

25.18  И расселились они от Хавилу до Шир, что перед Мицраимом по дороге в Аширу. Перед лицом всех братьев своих они расположились.

Первая фраза нашего отрывка начинается со слов " И вот порожденные". Это выражение "вот порождённые" встречается в Писании 12 раз. В Торе это выражение встречается 11 раз, когда говорится: о Небе и Земле, о Ноахе, о сыновьях Ноаха, о Шайме – первенце Ноаха, о Терахе – отце Авруума, об Ишмуайле, об Ицхуке, дважды об Айсуве, о Якове и об Аароне и Моше вместе. И ещё один раз это выражение встречается в Книге Рут, где приводится родословная царя Давида. Во всех случаях выражение "вот порождённые" использовано по отношению к важнейшим действующим лицам Священного Писания, начиная с Неба и Земли. Однако, имени самого большого Праведника, имени Авруума нет в списке "порождённых". О том, почему это так, мы поговорим в следующем видео, которое будет рассказывать о жизни Ицхука и начинается со слов (25.19): И вот порождённые Ицхуком сыном Авруума …"

Следует отметить, что слово "порождённые" – Толдос на иврите, в этих 12-и фразах написано по разному. В Торе в единственной фразе о Небе и Земле в слове Толдос имеются две буквы Вов внутри слова. И такое же написание слова Толдос имеется в Книге Рут.

Во фразах о Ноахе, о сыновьях Ноаха, о Шайме, о Терахе, об Ицхуке, об Аароне и Моше,  в слове Толдос  имеется только одна буква Вов в начале слова после буквы "Т". Во фразах об Айсуве и о Якове в слове Толдос имеется только одна буква Вов в конце слова после буквы "Д".

А вот во фразе об Ишмуайле в слове Толдос нет ни одной буквы Вов. 

О чём это может нам говорить? Следует напомнить, что буква Вов, имеющая численное значение 6, в ивритском алфавите всегда характеризует человека.

Чем же отличается Ишмуайль от всех перечисленных до него и поле него? Ишмуайль, сын Авруума, родился за 13 лет до того, как Авруум получил от Творца заповедь об обрезании. А кроме того в то время его звали Аврум, поскольку Творец одновременно изменил его имя на Авруум и дал заповедь об обрезании. Следовательно, Аврум, а не Авруум родил Ишмуайля, и к тому же, будучи не обрезанным. Поэтому Ишмуайль был обрезан только в тринадцатилетнем возрасте. В то же время Ицхука родил уже Авруум после своего обрезания. И Ицхук, и Айсуф и Яков были обрезаны на 8-й день после рождения, согласно заповеди Творца. А до Авруума заповеди об обрезании не было вообще.

И ещё одна интересная особенность.  В перечне "порождённых" имя Ишмуайля стоит на шестом месте от начала списка. А арабы Аравийского полуострова, произошедшие от Ишмуайля и принявшие Религию Ислам, почитают Шестой день недели. А имя Ицхука стоит на седьмом месте от начала списка, и его потомки, произошедшие от Якова, Сыны Исруайля, согласно заповеди Творца почитают Седьмой День недели – Субботу.

На первом месте в перечне "порождённых" с двумя буквами Вов в слове Толдос, стоят Небо и Земля – то, что Творец создал для жизни Человек в этом мире. А на последнем, 12-ом месте в перечне "порождённых" с двумя буквами Вов в слове Толдос, в Книге Рут стоят имена Праотцов царя Давида и его имя в конце. Поскольку царь Давид фактически реализовал, в большинстве своём, ту программу, которую Творец изложил Моше в Пятикнижии, создав царство Исруайля от реки Нил до реки Евфрат и установив Законы Торы в еврейском царстве.

Итак, полностью первая фраза нашего отрывка звучит следующим образом: "И вот порожденные Ишмуайлем, сыном Авруума, которого родила Аврууму Угурь мицрит, рабыня Суру.

Как уже объяснялось ранее, самая главная информация находится во второй части всей фразы после имени Ишмуайля. И здесь мы видим, что первой важнейшей информацией в нашей фразе является то, что он сын Авруума.

А далее также сообщается важная информация о том, что Ишмуайля родила Угурь, наложница из Мицраима, которая была рабыней у Суру, жены Авруума. Т.е., несмотря на то, что Ишмуайль был первенцем Авруума, у него не было права наследования отцу. И это – немаловажная деталь.

Вместе с тем, известно, что у Якова было две жены и две наложницы, рабыни его жён. Однако все дети, рождённые Яковом, наследовали ему. Так в чём же состояла разница между детьми Авруума и детьми Якова? В чём была проблема у Ишмуайля?

А дело в том, что Суру, жена Авруума категорически воспротивилась тому, чтобы сын рабыни наследовал Аврууму, и Творец поддержал Суру в этом её требовании. Поэтому Авруум отправил Ишмуайля и шесть своих сыновей от другой наложницы Кэтиру на Восток, подальше от своего дома и от своего наследника Ицхука.

Вместе с тем, у Якова обе его жены хотели родить от него как можно больше сыновей, и для этого отдали своих рабынь ему в качестве жён. Поэтому все дети, родившиеся у четырёх жён Якова, числились его детьми и наследниками.

И далее в нашем отрывке приводятся имена двенадцати сыновей Ишмуайля, как сказано в тексте: " — двенадцать князей по их племенам". Т.е. как мы видим, что Ишмуайль и его потомки приобрели определённую автономность и значимость в Восточном мире. И всё это произошло благодаря просьбе Авруума к Творцу и благословению Творца Ишмуайлю, как сказано (Бр 17.18,20):

18. "И сказал Авруум Б-гу: Лишь бы Ишмуайль был жив перед Тобой. 19. И сказал Б-г: … 20. И об Ишмуайле Я услышал тебя. Вот Я благословил его, и Я распложу его, и Я умножу его чрезвычайно. Двенадцать князей родит он, и Я сделаю его большим народом".

В предпоследней фразе нашего отрывка сказано: "И вот годы жизни Ишмуайля: сто лет и тридцать лет и семь лет. И скончался он, и умер, и приобщился к своему народу".

Когда выше речь шла о годах жизни Авруума, то уже говорилось, что каждое слово в этой фразе и порядок перечисления лет жизни имеют особый смысл, и упоминаются только для очень ограниченного числа людей, о которых рассказывает Тора. И Ишмуайль в числе первых относится к их числу.

Так слово "И вот" упоминается в Торе только о смерти Авруума и Ишмуайля. Слова "годы жизни" упоминается только о смерти Суру, Авруума, Ишмуайля и Якова. А перечисление лет жизни, начиная с сотен и кончая годами, упоминается только о смерти Первого человека, Ноха, Суру, Авруума, Ишмуайля и Ицхука.  И последние слова в нашей фразе "и скончался он и умер" упоминаются только о смерти Авруума, Ишмуайля, Ицхука и Якова.

Также и числа, составляющие годы жизни Ишмуайля, 100, 30 и 7, являются особыми, имеющими определённое положительное духовное значение. 100 – это численное значение буквы Коф, означающее поручительство Творца.  30 – это численное значение буквы Лямед, означающее духовный и материальный подъём. 7 – это численное значение буквы Заин, означающее Святость. А само число лет жизни Ишмуайля – 137 лет, является простым числом, т.е. делящимся только на 1 и на само себя. И точно также число лет жизни Суру – 127 лет, является простым числом.

Спрашивается, о чём нам говорят все эти многочисленные намёки в тексте Торы, касающиеся жизни Ишмуайля?

О том, что его потомки, арабы Аравийского полуострова, примут в будущем Религию Ислам, самую молодую и самую жизнеспособную Религию нашего мира. И ей было предначертано большое будущее, если бы не супер активная роль Атеизма в нашем мире в конце 2-го начале 3-го тысячелетия по н. л. Религия Атеизм – это Религия Разрушения. И она оказалась сильнее всех остальных Религий Творца, которые Он дал людям.

В последней фразе нашего отрывка сказано: "И расселились они от Хавилу до Шир, что перед Мицраимом по дороге в Аширу. Перед лицом всех своих братьев он расположился". Здесь имеется в виду, что потомки Ишмуайля расположились от Мицраима и до Месопотамии, включая весь Аравийский полуостров, где впоследствии возникли первые арабские царства. А через 1.5 - 2 тысячелетия там же зародился Ислам.

 

 

 

Мезузу в авторском исполннии

можно заказать на почте сайта